ОТ БИКИНИ И ШОРТ К ХИДЖАБУ И НИКАБУ

Справка: Сара Боккер бывшая актриса, модель, фитнес-тренер и активистка. В настоящее время Сара — директор по связям с общественностью в движении
«Марш за справедливость», соучредитель «The Global Sisters Network» и организатор небезызвестной «Shock&Awe Gallery»

 

Откровение бывшей топ-модели и актрисы Сары Боккер

Я — американка, родившаяся в самом центре США. Я росла, как и любая другая западная девушка, будучи зацикленной на гламурной жизни в большом городе. Впоследствии я переехала во Флориду и далее в Майами-Бич, центр притяжения искателей гламурной жизни.

Естественно, мое поведение не отличалось от образа жизни большинства западных девушек. Огромное внимание я уделяла своей внешности и привлекательности, поставив свою самооценку в зависимость от количества внимания со стороны других людей. Я скрупулезно тренировалась и в итоге сама стала фитнес-тренером, получив первоклассный дом у самого берега океана, став «пляжным завсегдатаем» и обретя возможность жить так, как мне хочется.

Прошли годы. И это время только показало, что уровень моего самоудовлетворения и счастья неуклонно снижался по мере прогресса в моей «женской привлекательности». Я стала рабом моды. Заложником своей внешности.

Разрыв между чувством самоудовлетворения и моим образом жизни все увеличивался, и я стала спасаться от спиртного и вечеринок, прибегая к медитации, активистской деятельности и нетрадиционным религиям. Но это только привело к тому, что этот разрыв разросся до гигантских размеров. В конце концов, я поняла, что все это лишь попытка бегства от боли, но никак не излечение в полном смысле этого слова.

Наступило 11 сентября 2001 года. Оказавшись свидетелем последовавшего шквала критики Ислама, исламских ценностей и культуры, и последовавшего объявления «нового крестового похода», я начала замечать то, что называют Исламом. До этого момента с Исламом у меня ассоциировались только паранджи, гаремы и терроризм.

Будучи феминисткой и активисткой, старающейся изменить мир к лучшему, мой путь пересекся с путем другого активиста, возглавлявшего движение по равноправию в реформах и правосудии для всех и каждого. Я присоединилась к последовавшим кампаниям моего нового наставника, которые в то время затрагивали, помимо прочего, реформу избирательной системы и гражданские права. Моя новая деятельность в корне отличалась от предыдущей: вместо того, чтобы «избранно» защищать права только лишь некоторых людей, теперь я поняла, что такие идеалы, как справедливость, свобода и уважение, должны быть универсальными, каковыми они и являются по своей сути. Я также осознала, что личное благо не противоречит благу коллективному. Впервые я поняла истинное значение фразы «все люди созданы равными». Но что важнее всего, я осознала, что достаточно лишь веры, чтобы увидеть мир как единое целое и увидеть единство в сотворенном.

Однажды я наткнулась на книгу, о которой на Западе существует немало негативных стереотипов, — Священный Коран. Вначале я была привлечена стилем и подходом Корана, а затем оказалась заинтригована его воззрением на мироздание, жизнь, сотворение и связь между Создателем и созданием. Я обнаружила, что Коран чрезвычайно проницательным образом обращается напрямую к сердцу и душе без нужды обращения к пастырям и толкователям.

Наконец, ко мне пришел момент истины: моим новым «активизмом», полностью удовлетворившем меня, стало ничто иное, как принятие веры по имени Ислам, в которой я могла жить в мире и гармонии в качестве «задействованной» мусульманки.

Я купила прекрасное длинное платье, а также головной убор, похожий на тот, что одевают мусульманки, и стала ходить все по тем же улицам и кварталам, в которых всего несколько дней назад я ходила в бикини и шортах или одежде «бизнес-вумен». Все вокруг было тем же: люди, лица, магазины, - но была одна значительная перемена: это я сама, а также обретенные мною мир и гармония в том, чтобы по-настоящему быть женщиной. Впервые в жизни я ощутила такие чувства. Я почувствовала, словно кандалы спали с меня, и я стала наконец свободна. Я была рада тому удивлению, которое высвечивалось на лицах людей, полностью заменившему взгляды охотников, выслеживающих свою добычу, которой я когда-то старалась быть. Внезапно словно огромный груз упал с моих плеч. Теперь я не проводила все свое время за шоппингом, накрашиванием, тщательной укладкой волос и фитнесом. Наконец я стала свободна! Мой Ислам в сердце — это своего рода самое интересное место на Земле, что делает его еще более милым и особенным для меня.

Став довольной хиджабом, мне стало любопытно узнать и о никабе, видя все большее количество мусульманок, надевающих его. Я спросила об этом своего мужа-мусульманина, за которого вышла замуж после обращения в Ислам, спросила его о том, нужно ли мне одевать никаб или же просто ограничиться хиджабом, который я уже одеваю. Мой муж просто сказал, что, насколько ему известно, хиджаб в Исламе обязателен, а никаб — нет. В этот момент мой хиджаб состоял из платка, полностью прикрывавшего волосы, но не закрывавшего при этом лицо, а также из длинного свободного черного платья под названием «абая», которое покрывало мое тело от шеи до пят.

Прошло полтора года, и я сказала мужу, что хочу носить никаб. В этот раз причиной тому было мое чувство, что он бы был более угоден Аллаху, Создателю, и тем самым, увеличив скромность, он бы еще больше возвысил чувство мира в душе. Муж поддержал мое решение, и мы купили с ним «исдаль», свободное черное платье от головы до пят, и никаб, закрывавший всю голову и лицо, за исключением глаз.

Вскоре СМИ стали заполнены новостями о политиках, ватиканских священниках, борцах за свободу и прочих так называемых «борцах за права человека и свободу», которые ругали то хиджаб, то никаб, считая их средством угнетения женщин, барьером к социальной интеграции и, как сказал один египетский чиновник, «символом отсталости».

Мне представляется вопиющим лицемерием, когда правительства западных стран и так называемые «борцы за права человека» рвутся защитить права женщин в то время, как некоторые страны из их числа навязывают женщинам свой собственный дресскод. Но это не останавливает этих «борцов за свободу» закрывать глаза на то, как в их собственной стране лишают женщин их прав, работы, образования только лишь потому, что те воспользовались правом ношения хиджаба или никаба. В настоящее время женщин в хиджабах и никабах все больше лишают работы и образования. И это происходит не только при таких тоталитарных режимах, как в Тунисе, Марокко или Египте, но и в западных демократических странах — таких, как Франция, Голландия, Великобритания.

Сегодня я все еще феминистка, но — мусульманская феминистка, призывающая мусульманок к принятию ответственности за предоставление полной поддержки своим мужьям, чтобы быть хорошими мусульманами. К воспитанию детей в качестве праведных мусульман, чтобы они могли стать путеводными звездами для всего человечества. К призыву к добру (любому добру!) и к запрету пороков (любых пороков!). К тому, чтобы провозгласить праведность и поднять свой голос против всех зол. К борьбе за свое право одевать никаб и хиджаб и к тому, чтобы угождать нашему Создателю любым образом. А также, что не менее важно, к тому, чтобы донести свой опыт никаба и хиджаба до тех женщин, у которых, быть может, никогда не было возможности понять, что для нас означают никаб и хиджаб и почему они столь дороги нам.

Большинство из лично известных мне женщин, которые носят никаб (или хиджаб), — это западные новообращенные девушки, некоторые из которых еще даже не замужем. Другие носят никаб (или хиджаб), не имея полной поддержки ни со стороны родственников, ни со стороны окружающих их людей. Всех нас объединяет то, что это личный выбор каждой из нас, которым никто из нас не хочет поступиться.

Хотят женщины того или нет, они подвергаются тотальной бомбардировке стилей из разряда «одежда почти из ничего» практически во всех СМИ во всех уголках мира. Как бывшая немусульманка, я настаиваю на праве женщин в равной степени иметь представление и о хиджабе, его достоинствах и той гармонии и счастье, которые он приносит в жизнь женщины, как это произошло и в моем случае. Вчера символом моей свободы было бикини, но в действительности оно освободило меня только от моей духовности и истинной ценности того, как быть уважаемым человеческим созданием.

Для меня не могло быть ничего более радостного, чем променять бикини, Майами-Бич и весь западный гламурный стиль жизни на то, чтобы жить в мире и гармонии с моим Создателем и наслаждаться жизнью среди людей в качестве достойной личности. Поэтому я выбираю никаб. И поэтому я готова умереть, защищая свое неотъемлемое право на него. Сегодня никаб (или хиджаб) стал новым символом освобождения женщины.

Женщинам, павшим жертвой скверных стереотипов против исламской скромности хиджаба, я говорю: «Вы даже не представляете, что теряете».