О СУФИЯХ И ЛЖЕСУФИЯХ

Просим у Всевышнего Бога, чтоб Он показал нам Истину истиной и ложь ложью! Амин!

Важно знать, что в наши дни большая часть из того, что именуется суфизмом, таковым не является. К такому виду суфизма относятся последователи акыды - вахдатуль вуджуд (единства бытия). Вахдатуль вуджуд - это куфр, который пытаются привнести в Ислам. Последователи этого учения исповедуют идею о том, что истинно существует только Всевышний Аллах, отрицая при этом объективное существование созданных вещей. Вуджудиты отрицают множественность бытия созданного мира, объявляя его иллюзией. Если человек верит в существование объективного мира, то он является мушриком (многобожником), по их мнению. Самой высокой ступени таухида (единобожия), по их мнению, человек сможет достигнуть, когда будет убежден, что объективного мира не существует и что бытие мира есть Бытие Всевышнего Аллаха.

Есть ряд жестких условий, которые предъявляются к тарикату и к шейху, и если человек им не соответствует, то за ним категорически запрещено следовать. Шейх должен следовать акыде (вероубеждению) Ахлю-с-Сунна (ашария/матуридия), придерживаться одного из четырех суннитских мазхабов и должен следовать так называемому «суфизму Джунайда» - суфизм как духовная практика по очищению души человека от пороков, но строго - с практическим выполнением предписаний Шариата до высот - вахдату-шухуд, это такой духовный уровень, когда верующий перестает замечать мир творений и сосредоточен только на воле Творца, то есть в этом случае материальный мир не отрицается, просто верующий перестает его замечать. Это и есть истинная акыда суфиев.

К суфизму не относятся и те, кто прокалывают тело различными острыми предметами и занимаются подобными вещами.

О криках, воплях и движениях во время зикра.

Шейх Абдул-Гъани ан-Наблуси (1050-1143 х/1641-1730 м) упомянул в своей книге «Кашфу-н-Нур ан Асхаб-иль-Кубур» вопрос о криках (воплях) и колебаниях, когда слышат слова певцов (имеются виду читающие зикр) во время громкого зикра. И он ответил на это следующее:

«Мы не пропустим это, а наоборот разъясним: «Если это (крик и т.д.) является истинным, как например если его вставание, таваджуд (претворение духовного опьянения) будут являться результатом побуждения божественных смыслов в его сердце в то время, то мы не будем отрицать его, но оставим это делающему. Но эти дела (т.е. крики, вопли и т.д.) не являются для него совершенством, (так как) совершенство в - спокойствии, как сказал шейх Руслян в своем письме: «Когда ты познаешь Его, то ты успокоишься, а когда ты не узнаешь Его, то ты - двигаешься». А если его вставание и таваджуд являются чисто его страстью, и это заставило его умышленно двигаться, сводит с ума, возбуждает, заставляет кричать и колебаться, то это - шайтан, который хочет (сбить его с пути истины), и обязуется прогонять его из джамаата, чтобы не испортил он других упоминающих Аллаха, чтоб не рассеял их сердца и чтоб не устранил их хушуъ (смиренность) и адаб (этику чтения зикра)». А как мы можем узнать, кто из них истинно является, а кто притворяется?

Этот вопрос был задан шейху Абдул-Гъани ан-Наблуси, и он ответил следующим:

«Мы спросим его: ’’Что заставило тебя кричать и колебаться?’’ если он разъяснит смысл сильной жажды, которая привела его к этому, и раскроет нам что-нибудь из того, что пришло в его сердце, когда услышал это, таким образом, что плод будет указывать на ветки, а цветы на сад, мы оставим это ему и будем убеждены о праведности в нем. А если после этого вопроса мы его обнаружим из числа (разбушевавшихся) «быков» не добавляющим к его словам: «я сошел с ума из-за любви к моему Господу, меня возбудило моё упоминание Аллаха» - то он пораженный (отдаленный) от всего благого, и он - упрямый шайтан, которого нужно прогнать, выгнать, и наказать!». [Абдул-Гъани ан-Наблуси, «Кашфу-н-Нур ан Асхаб-иль-Кубур», стр. 55-56]

Имам Джалалуддин ас-Суюти аш-Шафии (849-911 х/1445-1505 м), величайший факих, мухаддис, суфий своей эпохи, сказал:

Ответ же на этот вопрос, в том что пение (при этом неправильное произношение) зикра - это бидъа, которого не было в эпоху Пророка (да благословит его Аллах и приветствует) ни Абу Бакра, ни Умара, ни Усмана, ни Али и не делал этого никто из сахабов, ни табиинов, ни праведных салафов, а если к этому прибавить растягивание букв и насыщение не в том месте и злоупотребление не в том месте и танцевания и музицирования, а также кривляния рта и головы. Так это певец, а не поминающий Аллаха и есть опасность на нем, что Аллах ответит ему проклятием. Ведь поистине тайна поминающего - это наполнение сердца мыслью о величии Аллаха и трепета перед ним, с помощью смирения, кротости, и отвлечения от всего кроме Него. Поющий же занят от всего этого. [Ас-Суюти, «аль-Хави лиль-Фатава», вопрос 34]

Многим, читающим эту статью, наверное, приходилось видеть - громкий зикр чеченских суфиев братства Кунта-хаджи, являющегося ветвью знаменитого тариката Кадирия. Отличительной чертой исполнения зикра Кунта-хаджи является танец и бег по кругу поминающих Бога. И это представляется странным, так как изначально танцы и кружения в суфийском тарикате шейха Абдул-Кадира аль-Джилани, да смилуется над ним Аллах, запрещены, если телодвижения эти, совершаемые поминающими Аллаха, не являются результатом потери ими самоконтроля. В этом отношении представляют собой интерес слова одного из больших накшбандийских шейхов, Шуайба аль-Багини ад-Дагистани, да смилуется над ним Аллах, который связывает кружения и танцы суфиев (в частности суфиев Кунта-Хаджи) с распространением лжешейхов на территории Дагестана и Чечни в конце 19-го в. начале 20-го столетия.

Шейх Шуайб ибн Идрис аль-Багини ад-Дагистани ан-Накшабанди (1274-1330 х/1853-1909 м) в своей книге, посвященной биографиям имамов накшбандийского тариката "ат-Табакату ан-Накшбандия", затрагивая эту тему пишет:

Все эти люди заявляют, что шейх Кунта наказал им кружения во время исполнения зикра. Однако не ведают эти бедолаги, что кружения и телодвижения, схожие в чем-то с танцем, могут считаться законными и оправданными только в случае потери человека контроля за своими чувствами и действиями во время поминания Аллаха по причине преобладания над разумом его сильного духовного состояния (халь).

Поистине, удивительно, что люди эти позиционируют себя, как Кадирийя и даже не задаются вопросом: действительно ли передавали сам имам Абдул-Кадир, а также ученики его наказ сопровождения зикра кружением и танцем? Клянусь Аллахом, не было такого, чтобы великий шейх Абдул-Кадир кружился или танцевал хотя бы даже один раз! И если люди эти притязают на то, чтобы называться и быть Кадирийя - тогда почему не следуют они наказам основателя этого братства, не желая брать для себя в качестве примера дела его и духовные состояния?

Поистине мы принадлежим Аллаху и к нему мы возвращаемся. Ведь все эти кружения совершаются ими по причине свободного выбора их; без того, чтобы вызваны они были преобладанием духовного экстатического состояния над чувствами и разумом поминающих. Между тем как кружение или телодвижения шейха Кунта случались с ним не по свободному волеизволению его, а непроизвольно, будучи обусловленными властью над разумом его сильного духовного состояния. Поэтому слова шейхов, высказанные ими в состоянии мистического экстаза (по причине потери ими разума) могут быть приняты и оправданы, как сказано об этом в суфийских книгах. Однако нет никаких извинений подобным изречениям, если высказаны они были в момент присутствия разума. Итак, танец или кружения не могут быть приняты, если совершаются произвольно - посредством свободной воли человека, - когда в силах он контролировать ситуацию, так как в таком случае телодвижения эти ничем не будут отличаться от танца и кружений ищущих забав и проводящих свое время в танцах и слушании свирели. Ведь запретил Всевышний Аллах такую забаву. Поэтому и порицают суфийские шейхи танцы и кружения некоторых суфиев.

Что же касается далиля, который приводят они в оправдание танцев своих (а это слова хадиса о кружении и танцах ангелов вокруг Арша (Трона) Всевышнего Аллаха), то хадис этот не установленный. И даже если допустить, что "хабар" этот слабый - все равно нельзя опираться на него, доказывая дозволенность кружений, так как нельзя сравнивать духовные состояния и действия ангелов с действиями и состоянием человека по причине абсолютной безгрешности первых, на которых не возлагаются такалиф (обязанности Шариата), хотя они и являются мукалляфами в том, что касается акыды". [Шуайб аль-Багини, «ат-Табакат аль-хаваджакан ан-Накшабандийя ва садат аль-машаих аль-Халидийя аль-Мухаммадийя», стр. 419-420. Дамаск: Даруль Нуъман лиль-Улюм: 1417/1996]

А вот, что говорит, имам из величайших имамов мусульман в религии, знании, богобоязненности, тасаввуфе, Аль-`Изз ибн `Абдуссалам:

«Что же касается танца и хлопания руками – то это легкомыслие и безрассудство, подобно безрассудству женщин. Не делает это никто кроме глупцов и лживых показушников. Как это можно танцевать, прибавляя сюда еще пение от того человека у кого сердце пусто, а разум легкомыслен, когда как Он, салляллаhу `алеиhи ва саллям, сказал: «Лучший из веков, это мой век, затем кто после этого, затем кто после этого», и ведь не делал подобного никто из них, за которыми мы следуем».

Сказал великий факих и суфий, мухаддис и муфассир, Имам Джалалуддин ас-Суюти аш-Шафии (849-911 г.х.), да смилуется над ним Всевышний Аллах, в своей книге «Тайиду аль-хакикати аль-алийя»:

«Знай, поистине, суфизм сам по себе - наука, достойная почитания, его стержень - следование Сунне и отказ от нововведений, отход от плоти и ее привычек, корысти, желаний и воли, подчинение Аллаху и довольство Его решениями, поиск Его Любви и унижение всего остального, я знаю, что много в нем самозванцев, выдающих себя за его приверженцев, которыми они не являются. Они привнесли в суфизм то, что к нему не относится, что привело к плохому мнению обо всех суфиях, и наши ученые приложили немало усилий, чтобы отделить эти две категории, чтобы люди Истины были известны, чтобы их можно было отличить от людей лжи. Я подумал над всеми вопросами относительно того, что имамы говорят в адрес суфиев, но я не видел истинного суфия, утверждающего что-либо из противозаконного. Это утверждают только еретики и фанатики, считающие себя суфиями, хотя они вовсе не из них». [Имам ас-Суюти, «Тайиду аль-хакикати аль-алийяти ва ташйиду тарикати шазалияти», (Подтверждение возвышенной истины и укрепление шазалийского тариката), стр. 57]

Великий ученый Иззу ибн Абдуссалям, которого ученые мусульманской уммы прозвали Султаном алимов, сказал: «Суфии восседают на прочном фундаменте Шариата, на фундаменте, который не рушится ни на этом, ни на том свете. Остальные же восседают на изображениях Шариата». («Аль-Мавсу‘атун Юсуфият». Стр. 60).