СТИХИ

МОЛИТВА

В жемчужине белой
Скрыто тепло
И ласка воды
Дома родного.
В ней спрятаны
Нежного солнца лучи
И свежие волны ветра младого.

Ясные суры
В Коран благородный,
Как жемчуг вплетаются
В чистую нить.
И драгоценность,
Явленную Богом
Каждое сердце
Навеки хранит.

Мы забываем
Об этих подарках,
И, погружаяясь
В сны о мирском,
Ищем прохлады,
А сердцу так жарко,
Блекнут, стираются
Веры остатки,
И лишь в молитве
Наш истинный дом.

Здесь мы спокойны
Искренни,тихи,
Плачем, как дети,
В поклоне земном,
И, облачась в одеянья надежды,
Господа славим
И снова живем!
 
Бедретдинова Динара Рифатовна

ВЕРА МОЯ

В рассветной теши
Росинка дрожжит
В преддверии битвы
С мирскими ветрами.

Лиш солнечный лучик её ободрит
Мгновенной заботой
Волшебным сияньем.

Вера моя - капля росы.
Светла и прозрачна,
Чиста и жива.
Из Божьего Света
Она рождена.

В любви и надежде
Её берегли.
И не было прежде
Желанней мечты,
Как веры заветный
Цветок обрести.

ОН - ЕДИНЫЙ

Есть только Он - Единый и Могучий,
Всевышний, Милосердный, Вездесущий.
Послал Он нам знамений ясный свет
И грешен тот, кто скажет: "Бога нет".

А кто без веры, тот во тьме идет,
А с верой тот, кого Аллах ведет.
И сам судьбы дорогу каждый выбирает
Лишь праведных Всевышний направляет.

Скажи: "Нет божетсва, кроме Аллаха!",
Скажи: "Един Он, не родил и не рожден,
Кто с именем Аллаха умирает
К тому Аллаха лик лишь обращен.

Жизнь лишь мгновенье - должен помнить ты
И к жизни вечной - путь от суеты
Ты должен так свой путь земной пройти,
Чтобы без страха в День Суда прийти.

Ведь милостив, прощающ Он лишь к тем,
Кто по Исламу жил и верил в День.
Когда страдания, лишенья принимал,
Когда в молитвах со слезами он стоял,

Но верил, - все от Бога испытанье,
И забывал в молитвах он страданья,
И не роптал, а все терпел,
Благодарил Всевышнего за то,
Что с верой жил, ведь только Он
С тобою в трудный час,
И испытания Его - проверка нас.

Живи же так, чтоб Бог тебя простил
За поклонение Ему - благословил.
Ведь День придет, и гром небесный грянет,
И брат от брата убежит, и сын от матери отпрянет.

И все пред Господом предстанут, -
Объятые незримым страхом
И нечестивые падут,
Положат головы на плаху.

ТАЙНА

Алиф, Лям, Мим.
Коран (29:1, 30:1, 32:1)

Он на клинок дохнул - и жало
Его сирийского кинжала
Померкло в дымке голубой:
Под дымкой ярче заблистали
Узоры золота и стали
Своей червонною резьбой.

Во имя Бога и Пророка,
Прочти, слуга небес и рока,
Свой бранный клич: скажи, каким
Девизом твой клинок украшен!
И он сказал: "Девиз мой страшен.
Он тайна тайн: Алиф, Лям, Мим."

Алиф, Лям, Мим? Но эти знаки
Темны, как путь в загробном мраке:
Сокрыл их тайну Мухаммед.
Молчи, молчи! - сказал он строго, -
Нет в мире бога, кроме Бога,
Сильнее тайны - силы нет.

Сказал, коснулся ятаганом
Чела под шелковым тюрбаном.
Окинул жаркий Атмейдан
Ленивым взглядом хищной птицы -
И тихо синие ресницы
Опять склонил на ятаган.

МУСУЛЬМАНКА

Посмотришь на нее, - она идет,
Глаза опущены, нет дерзости во взоре.
Она в себе достоинство несет,
Значительно и глубоко, как море.
Она красива добротой своей,
Терпением и закаленной верой.
Любовь к Аллаху затаилась в ней,
За приоткрытой и прозрачной дверью.

Она доверчива и искренне верна,
Она светла, и благородна с теми,
Кому Аллахом вера не дана,
Она любима, уважаемая всеми.

О, мусульманка, как ты хороша,
Когда идешь вот так неторопливо,
И к вере устремляется душа,
Когда поймешь, насколько ты красива...

В СЕРДЦЕ ИМЯ ТВОЁ

В сердце имя Твое
Бьется зикром во мне
И разносится с кровью по телу.
Превеликий Творец,
Всех миров Господин
Лишь в тебя я Единого верю.

По земле горделиво ходить не хочу,
Из деяний шайтана гордыня.
В наслажденьи душа,
Опускаясь в суджуд,
Разрушает порока твердыню.

В пустыне безмолвной не видно Луны,
Лишь звезды мерцают на небе,
Укутавшись темной чадрою ночи,
Пронзительно сердце возносит мольбы:
"Творец мой, прости и помилуй".

Сближения с Господом жаждет душа,
Пусть холод покинет меня навсегда,
Печаль не тревожит отныне.
Очищения слезы и радости вмиг,
Разливатся мягким теплом.
Милосердный и Любящий Мой Властелин,
Чистым светом сердце наполнил.

Бедретдинова Динара Рифатовна.

ЛИШЬ РАБ АЛЛАХА ИСТИННО СВОБОДЕН

Сей мир для верующих – тюрьма
И рай для тех, кто предан страсти.
И в сердце пусть живет хвала
Аллаху в радости, в ненастье.

И душу светом озарив,
Ты не печалься о богатстве.
Лишь тот поистине счастлив,
Кто обретёт свободу в рабстве.

К Аллаху устремив свой лик,
В молитве он находит счастье.
Лишь тот поистине велик,
Кто волю предал Божьей власти.

Освободившись от грехов,
Кристаллу чистому он сроднен.
Закон Всевышнего таков:
Лишь раб Аллаха истинно свободен!

МУСА И ГРЕШНИК

Во времена еврейского завета,
Когда посланником Аллаха был Муса
Вдруг засуха случилась и три лета
Ни капли не давали небеса
Народ, отчаявшись, стал умолять пророка:
«Учитель наш, за что нам сей удел?
В чем провинились мы, спроси у Бога
И будит ли несчастиям предел?»

Муса ответил: «О народ не терпеливый
Счет не ведёте вы своим грехам
Покайтесь искренне и станните счастливы
И милость Бога вновь вернется к вам»

И лишь пророк закончил наставленье
Как откровение от Господа пришло:
«Муса твое напрасно обвиненье
Община верная не совершала зло,

Но среди вас есть нечестивец грешный
Я сорок лет его раскаянья ждал
Хотя и выглядел он праведником внешне
И больше всех распутство порицал

Пока его душа, как выжиная почва
Без покаянья будит умирать.
Земля твоя такая ж будит точно.»

Мусса народ свой приказал собрать.
Взошел на холм и крикнул, что есть мочи:
«Тот нечестивец, что так много лет
Грешил незримо под покровом ночи
Пусть выйдет перед всеми даст ответ

За то, что люд отчаянью поддался,
За слезы обездоленных детей.
И если ты Аллаха не боялся
Не испугаешься наверно и людей.»

Но тишина ему была ответом
Напрасно голос возвышал пророк
А что с тем грешником произошло при этом
Мусса разгневанный конечно знать не мог

А, тот просил в душе своей безмолвно:
«Господь с грехов моих ты не срывай покров.
Я, совершая их, забыл невольно
Что от тебя не скрыть не дел, не слов.

Что в день суда за каждый наш поступок
Получим воздаянья мы сполна
Прости меня, я был душой не чуток
Людей стыдился, не стыдясь Тебя

Прости, прости, слова как пульс забились
До боли сердце, ускоряя, не щадя
И слезы вдруг из глаз его пролились
А с неба капли первые дождя.

Хвала Аллаху вновь живительная влага
Собой заполнила засохшие сады
И каждый ощутил, какое благо
Заключено в простом глотке воды.

Мусса смотрел, как веселятся люди
Как воды наполняют русла рек.
И думал - О, Господь не разобрал я сути
Открой мне кто тот грешный человек?»

Опомнись Моисей - Господь ответил,
Его в грехах скрывал я сорок лет
И вот сейчас, когда он духом светил
Как я могу его открыть секрет?

Господь ваш Милостив и Милосерден
Любовь Его опережает гнев
И тем, кто был в раскаянье усерден
Простится каждый совершенный грех

О, люди дверь раскаянья открыта
Вам нужно сделать только один шаг
И все дурное будит Им забыто
А все хорошее останется в веках.

МОЛИТВА

Лежишь опять в сумраке ночи.
Слезы текут, прикрыты очи.
Не терпя боль своей души,
Аллаху молишься в тиши.

Ты руки к небу простираешь,
Всевышнего моля, взываешь.
Сердце печаль испепеляет,
А губы снова повторяют:

"Господь мой, Ты - превыше всех,
А я грешна, я жить устала,
За каждою ошибкой - грех,
Судьбу свою я потеряла.

Я вновь прошу, я прибегаю
К Тебе, о Повелитель мой.
Прости...Прости! Я обещаю
Уйти достойно в мир иной.

Я плачу, да! Но слезы эти
Таят в себе и боль, и страх.
Счастливей буду всех на свете,
Когда простишь меня, Аллах.

О Милостивый, умоляю
И не устану я просить.
К Единому я прибегаю
Ты грешную рабу спаси!"

А.С. ПУШКИН - ПОДРАЖАНИЕ КОРАНУ

Клянусь четой и нечетой,
Клянусь мечом и правой битвой,
Клянуся утренней звездой,
Клянусь вечернею молитвой:

Нет, не покинул я тебя.
Кого же в сень успокоенья
Я ввёл, главу его любя,
И скрыл от зоркого гоненья?

Не я ль в день жажды напоил
Тебя пустынными водами?
Не я ль язык твой одарил
Могучей властью над умами?

Мужайся ж, презирай обман,
Стезёю правды бодро следуй,
Люби сирот, и мой Коран
Дрожащей твари проповедуй.

---
Земля недвижна — неба своды,
Творец, поддержаны тобой,
Да не падут на сушь и воды
И не подавят нас с тобой.

Зажёг ты солнце во вселенной,
Да светит небу и земле,
Как лён, елеем напоенный,
В лампадном светит хрустале.

Творцу молитесь; он могучий:
Он правит ветром; в знойный день
На небо насылает тучи;
Даёт земле древесну сень.

Он милосерд: он Магомету
Открыл сияющий Коран,
Да притечём и мы ко свету,
И да падёт с очей туман.

---
Смутясь, нахмурился пророк,
Слепца послышав приближенье
Бежит, да не дерзнет порок
Ему являть недоуменье.

С небесной книги список дан
Тебе, пророк, не для строптивых
Спокойно возвещай Коран,
Не понуждая нечестивых!

Почто ж кичится человек?
За то ль, что наг на свет явился,
Что дышит он недолгой век,
Что слаб умрет, как слаб родился?

За то ль, что Бог и умертвит
И воскресит его - по воле?
Что с неба дни его хранит
И в радостях и в горькой доле?

За то ль, что дал ему плоды
И хлеб, и финик, и оливу,
Благословив его труды
И вертоград, и холм, и ниву?

Но дважды ангел вострубит;
На землю гром небесный грянет:
И брат от брата побежит,
И сын от матери отпрянет.

И все пред Бога притекут,
Обезображенные страхом:
И нечестивые падут.
Покрыты пламенем и прахом.

ОБЪЯВИМ МИР

Молчат античные колонны,
Раздоры древних стерты в прах!
Извечны только те каноны,
Что в дар нам дал Творец – Аллах!
 
Но человек попрал Законы,
Опять послушав Сатану.
Вновь смерть…. вновь боль…
вновь чьи–то стоны…
О, Мир, ты вновь воспел войну!
 
Опять песок пропитан кровью,
Не уж то сеча наш удел?!
Ведь даже воздух над Землёю,
Смердит от душ, а не от тел!
 
Нам так порой близка беспечность,
И так чужда несчастий дрожь.
Мы с молотка пускаем вечность,
Взяв за нее всего лишь грош!
 
Сиротский плач для нас – пустое,
Не слышен нам голодных зов,
В благих делах скупы порою,
Не чтим седины стариков!
 
Мы умираем в вечном споре –
Кто Богом более любим!
И вместо счастья сеем горе,
Деля в веках Иерусалим!
 
Не нам ли в Судный День смиренно,
Стоять с поникшей головой?
Что скажем мы Творцу Вселенной,
О том, как пройден путь Земной?!
 
Наступит час, с молитвой мира
Придут пророки. Скажут нам:
«Не мы ли дети Ибрахима,
Не наш ли предок был Адам?!»
 
Бог явит Рай! И к нам из Рая
Придет Пророк в кругу детей,
Которых в войнах убивали,
А среди них араб, еврей…
 
И каждый весело смеётся,
Глядя в усталые глаза,
А по щекам Пророка льётся
От счастья горькая слеза!
 
Абянов Р. В.