ЛИДЕР ФАШИСТОВ И ИСЛАМ

ДЕВИД МЬЯТТ: ЛИДЕР БРИТАНСКИХ ФАШИСТОВ, ПРИНЯВШИЙ ИСЛАМ

Мьятт неожиданно для всех принимает Ислам и берет себе духовное имя Абдуль-Азиз ибн Мьятт

Заявление Мьятта вскоре после принятия Ислама: 

«Ислам – это подчинение воле Бога. Я принял Ислам потому, что пришло время, когда мой разум и моё сердце созрели до постулата: «Нет бога, кроме Бога и Мухаммад - посланник Его». Всё, во что я верил и что поддерживал до принятия Ислама, было в худшем случае неправильным, в лучшем – незначительным.

Моя обязанность сейчас, цель моей жизни - исполнение воли Бога, подчинение Его воле – старание, дай Бог, быть добропорядочным, преданным мусульманином. Жить мусульманином согласно Пути, проторенном Богом через его Пророка и Посланника Мухаммада (мир ему). Много удивительных событий произошло со мной в день, когда я стал мусульманином, Одним из них, было объяснение имама в мечети. Он сказал, что по принятии Ислама, я начал новую жизнь. Бог простил мне все мои грехи, как если бы я заново родился и в Книге Жизни отсутствовали записи о моих грехах.

У меня сейчас новая жизнь, новая личность – я Мусульманин, и все мусульмане - мои братья, независимо от того, где они живут, не зависимо от того, что люди говорят об их расовой принадлежности.

Как могло такое случиться, что я, западный человек, имеющий за плечами богатую историю политического участия в экстремистском ультра-правом лагере, одним воскресным днём буду стоять на пороге мечети с искренним желанием войти вовнутрь и принять Ислам? Ответ прост: на то была воля Бога; Он привёл меня туда. Что касается моего политического прошлого, то оно принадлежит минувшему. Всё, что мне остается делать сейчас – это довериться Богу, Милостивому, Милосердному, Господу миров.

Как сказал выдающийся учёный, шейх Мухаммад Малик аль-Мунаджид: «Спрашивать о деталях прошлого у человека, желая выведать, какие грехи он мог совершить, когда пребывал в невежестве, абсолютно неправильно. Бог покрывает человеческие грехи и любит видеть их покрытыми (т.е. не выставленными наружу). С того момента, как человек покается, его грехи стёрты. Ислам стирает всё, что было прежде, так почему же мы должны задавать вопросы, которые только лишь смутят людей? Всевышний принимает человеческие покаяния без надобности в их публичном исповедании или повествовании о них отдельно взятому человеку. Не малое число апостолов Пророка (мир ему и благословение), прелюбодействовали и убивали, заживо хоронили своих новорождённых дочерей, воровали и грабили. Но когда они приняли Ислам, они стали лучшими из людей. Никто не нуждается в напоминании о позорном прошлом; оно кануло в Лету, а Бог - Всепрощающ, Снисходителен».

Чтобы объяснить западному человеку причины моего перехода в Ислам, я постараюсь дать чисто западное объяснение. По всей видимости, мой путь к Исламу начался тогда, когда я впервые оказался в Египте. В качестве туриста я посетил мечеть. Прозвучал призыв к молитве (азан) и меня поразила его красота.

Сердце моё тогда среагировало, но по чести сказать, в тот момент я не сумел расшифровать сердечной реакции. И ничтожно мало знал об Исламе, но каждый раз, посещая Египет, я узнавал немного больше. Я разговаривал с египтянами об их религии, приобрёл копию английского перевода Священного Корана. Те немногие отрывки, которые я там вычитал, оказали крайне значительное воздействие для меня. И чем больше я узнавал об Исламе, тем больше восхищался им.

Но я всё ещё пребывал в закабалении собственного Эго, своего западного образа жизни. Были и две другие вещи, удерживавшие меня от объективной оценки Ислама и дальнейших его штудий. Во-первых, это моя слишком долгая вера в Природу: вера, что в особом, по большей части языческом плане, мы каким-то образом принадлежим Матери-Земле, а наше сознание есть сознание Природы.

Вторым послужило то, чему я придавал первостепенное значение: наш идентификатор – наша нация и наша культура. Но в сердце я всегда чувствовал всеобщность, честность, сострадание; как всегда я испытывал нужду и потребность в соприкасании с сакральным. В течении всей жизни я твёрдо верил, что эта «сакральность» исходит от Бога, Сверхсущества, но в тоже время, бывали моменты, когда я верил, что она исходит от Природы, из самого Космоса, из того самого, что я часто называл «боги».

Между этими двумя версиями об источнике Сакрального я колебался целые десятилетия. По причине такого колебания из-за испытываемых чувств, я выглядел таким, каким меня представляли многие люди, в особенности журналисты, неким фанатичным политическим экстремистом, «ненавидящим людей». И всё-таки, говоря начистоту, скорее всего я был слишком надменен, слишком самоуверен в том осознании, достижением которого я себя тешил, чтобы сдаться подлинному осознанию, состраданию, согласиться с тем, что я просто смиренное творение Всемогущего Сверхсущества. Вместо этого, я верил, что на основе моего понимания веры, я могу совершить если не что-то кардинальное, то хотя бы привнести какое-то изменение в этот мир.

Обращение

Мое настоящее обращение к Исламу началось тогда, когда я начал новую работу, трудясь долгие часы на ферме, зачастую в полном одиночестве. Близкий контакт с Природой, изнурительный физический труд по-настоящему излечили мою душу, мою человечность. Я начал реально осознавать Единство Космоса, и понимать, что я суть микрон сего замечательного Порядка, сообразованного Богом.

В глубинах своих сердца и разума я убедился в неслучайности этого Порядок, напротив, в его созданности, как собственно и моём, - с определенной целью. Складывалось впечатление, что моя истинная натура вела долгую битву с Шайтаном, обманывавшим меня, но который не мог больше лукавить. Я почувствовал сердечную истину Одного и Единственного Создателя.

В первый раз за жизнь, я испытал настоящее смирение. Затем, как бы случайно, (но таково руководство Всевышнего) я взял с моей книжной полки одну из копий Корана, привезённую после очередной поездки в Египет. Я принялся читать его основательно - ибо до того я лишь поверху выборочно его пролистывал, то тут то там выхватывая по паре строф.

Обнаруженное мной оказалось логичным, правдивым, первопричинным, откровенным, справедливым, человечным и щемительно прекрасным. После, уже с желанием узнать об Исламе как можно больше, я занялся поиском исламских сайтов в Интернете. Обнаружил один сайт, содержащий аудио-файлы азана, записи молитвы и речитации Священного Корана. И снова моё сердце отозвалось. Никакие слова были не нужны...

В следующие несколько дней я нашёл огромное количество вэб-сайтов, из которых вычитал всё, что было можно было узнать об Исламе и его практике. Освободившись от предубеждений, ибо мой апломб отпал от питающего его Шайтана – я увидел там всё, что подспудно чувствовал сам и всегда предполагал за этим истину: достоинство, честь, доверие, справедливость, общность, правда, чувство Бога в повседневной жизни, необходимость в самодисциплине, примат духовности над материализмом и признание того, что мы как индивидуумы служители Бога.

Меня поразила жизнь Мухаммада (мир ему), ход распространения Ислама – то, как ранние мусульмане, до того неотёсанные кочевники, только посредством одних речей, деяний и откровений Пророка создали, возможно, Цивилизацию всех когда-либо существовавших цивилизаций. Чтение жизнеописаний Пророка Мухаммада (мир ему) очаровывало меня; в нём было нечто изумительное: казалось, что он представлял всё, что я чувствовал сердцем и умом насчёт того, что такое быть благородным и цивилизованным. Действительно, он казался мне безупречным человеком: идеальным примером для подражания.

Чем больше я узнавал об Исламе, тем прицельнее он отвечал на мои сомнения, разрешая все накопившиеся за последние три десятилетия вопросы. Было реальное ощущение «возвращения в отчий дом» – по крайней мере я обрёл себя. Это было сродни тем минутами, когда я первый раз посетил Египет и бродил по переулкам Каира.

Посреди исламского Каира, с его звуками, запахами, бытовыми сценками, людьми, с окружавшими меня минаретами и азаном, я явственно чувствовал, что принадлежу этому месту. Лично я всегда ненавидел столицы и большие города, но Каир был чем-то иным. Мне он понравился (и нравится до сих пор), несмотря на перенаселение, шум, пробки. Сейчас я бы сидел, часами напролёт слушая записи азана (который тогда понимал) и Священного Корана (который я не понимал). По правде сказать, здесь я всеми фибрами ощущал присутствие сакрального.

Таким образом, моё обращение стало не вопросом, а обязанностью. Я нашёл и принял истину, что нет бога, кроме Бога и Мухаммад - Его посланник.

Потому я вошёл в мечеть сказать, что намереваюсь принять Ислам. Прихожане были настолько рады, настолько дружественны и по-братски настроены, что сейчас, когда я вспоминаю это, слезы наворачиваются на моих глазах и я благодарю Всевышнего за то, что в конце концов я нашёл Размеченный Путь.

В моём новом бытии я должен многому научиться, и у меня есть желание учиться, ибо я верю, что имею лучших гидов, которых только можно иметь – Святой Коран и пример благородного Порока Мухаммада (мир ему).