НАРТОВСКИЙ ЭПОС, МАСОНСТВО И КУЛЬТ ВЕРХОВНОГО СУЩЕСТВА

Связь между тремя символами - Солнцем, Камнем и Огнем

Если нартовские сюжеты, дошедшие до нас, и не являются религией в полном смысле этого слова, то они, бесспорно, представляют собой мифологизированный пережиток религии многобожия. Для того, чтобы в этом убедиться, достаточно ознакомиться с текстами различных национальных версий эпоса. Мы увидим, что судьба и деяния нартов тесно и неразрывно сплетены с судьбами языческих богов: боги часто являются предками нартов и сами нарты способны совершать чудеса, доступные лишь богам. В частности, нарты могут оживлять умерших, путешествовать в загробный мир мертвых и возвращаться обратно в мир живых, воздействовать на различные стихии, обращаться в животных, а при случае могут поколотить богов и даже нанести им тяжелые увечья.

Типологически нарты близки к греческим титанам, предшественникам олимпийских богов, свергнутым последними в подземный Тартар. Нарты таким же образом гибнут в борьбе с богами и низвергаются в "подземелье" или в "подземные пещеры" и при этом по крайней мере один из них, Сослан (Сосруко, Сеска-Солса), не гибнет, будучи бессмертным.

"Обыкновенно сильные люди" не совершают те сверхъестественные чудеса, которые по силам нартам, и им не поклоняются, ожидая от них благоприятного вмешательства в земную жизнь. Таким отношением пользуются лишь сверхсущества, то есть боги. Поэтому нартовский эпос представляет собой не просто итог поэтического творчества кавказских народов - перед нами опоэтизированные сюжеты, обряды и ритуалы древнейшей религии.

Ж. Дюмезиль подчеркивает, что Сослан (Сосруко, Сеска-Солса) является нартом "самым значительным и самым популярным на всем Северном Кавказе". Он - центральный герой всей Нартиады и французский ученый связывает его с Солнцем. Связь Сослана с Солнцем настолько очевидна и подкреплена столь многими характерными чертами, что нет ни одного ученого, занимающегося нартовским эпосом, который бы отвергал эту связь.

Рассмотрим обстоятельства рождения Сослана-Солнца в различных национальных версиях Нартиады

В. Г. Ардзинба, касаясь мотива рождения солнечного героя из камня, замечает: "Названный сюжет засвидетельствован в эпосе почти всех народов, у которых известен нартский эпос, и, по общему признанию, относится к числу архаичных".

У абхазов солнечный герой Сасрыква ("двойник" Сосруко, Сослана, Сеска-Солсы и т.д.) рождается следующим образом:
"Мать нартов Сатаней направилась к берегу реки. В полдень она решила искупаться. Купаясь в реке, она увидела на противоположном берегу нартского пастуха. Он спал. Сатаней окликнула его, и он пробудился ото сна. Увидев ее, пастух пришел в сильное возбуждение: закипела кровь его, загорелся он страстью. Он бросился в реку, чтобы переправиться через нее. Но его попытки были тщетны. Трижды он бросался в реку, но разбушевавшаяся стремительная река всякий раз выбрасывала его на берег. Потерпев неудачу, пастух попросил Сатаней показать ему ее тело обнаженным. И только она исполнила его просьбу, как он, собрав все свои силы, крикнул и послал к ней "стрелу". "Подобно молнии, она сверкала, подобно грому, она сотрясала землю, подобно облаку, она затмила свет!" Сатаней, до сих пор не знавшая чувства страха, на мгновение струсила и укрылась за каменной глыбой. "Стрела" попала в камень, и на нем появился человеческий образ.
По совету пастуха Сатаней обратилась за помощью к могучему нартскому кузнецу Аинар-жьи, у которого правая рука - молот, левая - клещи, а левая нога-наковальня. Три дня трудился могучий кузнец. Вырубив каменный образ, Аинар-жьи вручил его Сатаней, наказав носить у тела. По прошествии указанного срока на ложе Сатаней был обнаружен новорожденный. Он лежал, не плакал, не издавал ни звука, как будто ждал чего-то. Тогда обратилась Сатаней к собравшимся женщинам: "Это дитя, рожденное чудесным образом, дитя, которое ни с кем не спутаешь, пусть будет названо именем Сасрыква! Что вы стоите, позовите Аинар-жьи! Аинар-жьи сам знает, что делать!" Нартский кузнец закалил Сасрыкву, напоил и накормил его".

Кабардинцы о рождении Сосруко рассказывают так:
"Тонкобровая Сатаней полоскала в реке белье. Она полоскала его там, где обычно чистила кольчуги. На другом берегу Псыжа пастух из нартского селения пас коров. Увидев Сатаней, пастух сперва застыл в изумлении, а придя в себя, быстро подошел к реке. Сатаней была прекрасна. Лицо ее было белое, а брови тонкие.
- Эй, Сатаней, красавица, несравнимая с другими красавицами! Подними свои глаза, посмотри хоть раз на меня! - крикнул пастух.
И Сатаней подняла глаза.
Загорелся пастух. Овладело пламя страсти к тонкобровой Сатаней, и с такой силой, что присела она в изнеможении на прибрежный камень.
В смятении она собрала кое-как мокрое белье и поднялась, чтобы пойти домой. Пастух из селения нартов сказал ей:
- Эй, Сатаней, красавица, несравнимая с другими красавицами! Твой женский ум превосходит мужскую мудрость. Зачем же ты оставила на берегу камень. Возьми его с собою.
Сатаней послушалась пастуха. Она отнесла домой тот прибрежный камень, на который присела, когда увидела пастуха.
Дома она положила камень в ларь с отрубями.
Прошло некоторое время, и услыхала Сатаней шум в своем доме. "Откуда этот шум?" - подумала Сатаней и стала заглядывать во все углы. И странное дело: подойдет к камню поближе - шум сильнее, отойдет подальше - шум потише.
- Неслыханное чудо! - воскликнула Сатаней и приложила ухо к камню. Внутри камня кипело: оттого-то и слышался шум. Камень становился все больше. Сатаней обмотала его шерстяной нитью. Через три дня нить оборвалась. Снова Сатаней обмотала камень, и снова оборвалась шерстяная нить.
- Бог жизни Псатха, счастье мое! - крикнула Сатаней. - Да этот камень становится все больше и больше! И она положила камень в теплый очаг.
Девять месяцев и девять дней пролежал камень в теплом очаге, и с каждым днем он становился все больше, все горячее. Он раскалялся, он пылал огнем.
Сатаней побежала к Тлепшу, богу-кузнецу...".
Далее передается пространный диалог Сатаней и Тлепша, не имеющий прямого отношения к сюжету. Сатаней приводит бога-кузнеца к себе и показывает ему огненный камень.
"Тлепш отнес пылающий камень в кузню. Сатаней пошла за ним... Тлепш изо всей своей могучей силы ударил по камню молотом. Семь дней и семь ночей работал бог-кузнец... Наконец камень треснул, осколки разлетелись и выпал из сердцевины камня пылающий ребенок. Да, тело этого мальчика пылало, искры летели от него, и пар клубился над ним. Сатаней, как это делает всякая мать, хотела прижать новорожденного к своей груди, но вдруг закричала громким криком: она обожгла себе руки, ребенок упал на подол ее бешмета, прожег подол и скатился на землю.
Тлепш схватил огромными клещами ребенка за бедра и окунул его в воду. Вода зашипела, и заклубился пар. Семь раз окунал бог-кузнец раскаленного ребенка в воду, и семь раз вода закипала.
Так Тлепш закалял ребенка, закалял до тех пор, пока тело его не превратилось в булат. Только бедра остались незакаленными, потому что они были схвачены клещами.
- Теперь бери своего булатного мальчика,- сказал Тлепш осчастливленной Сатаней...
...Так в доме Сатаней, рассказывают люди, появился ребенок по имени Сосруко - Сын Камня".

А вот осетинский вариант.
"На берегу широкой реки стирала Шатана белье. Глядела она, глядела на прозрачную воду реки и захотелось ей искупаться. Закончила она стирку, разделась и вошла в воду. А на другом берегу пас стадо молодой пастух. Красива была Шатана, сверкало на солнце ее белое тело. Увидел пастух Шатану, и такая страсть охватила его, что пошел он к ней через реку. Но владела Шатана тайной силой, направила она на себя реку, и вода скрыла ее. А пастух в изнеможении опустился на камень.
Шатана видела все это. Приметила она камень и стала считать дни. Когда пришло время, привела Шатана на берег реки небесного кузнеца Курдалагона и сказала ему:
- Поклянись, что никому не откроешь то, что я тебе поведаю. Поклялся Курдалагон, и тогда Шатана попросила его разбить своим тяжким молотом камень. Только раз ударил молотом Курдалагон, треснул камень - и вынули оттуда новорожденного младенца. Дала ему Шатана имя Сослана, что значит "из утробы камня рожденный".

В этом ряду вайнахский вариант - самый лаконичный:
"Одна девушка доила коров; близ того места, где она доила, был синий камень. Один молодой человек, любивший эту девушку, сел на этот камень и, глядя на нее, пришел в возбуждение, отчего с ним произошло что-то, и от этого в камне образовался зародыш Сеска-Солсы. Об этом знала святая женщина Села Сата; она пошла, разбила камень и взяла оттуда Сеска-Солсу".

Несмотря на некоторые разночтения во второстепенных деталях, все национальные версии нартовских сказаний указывают на то, что "солнечный герой" чудесным образом рождается из камня. Причем, в кабардинском и осетинском вариантах усиленно подчеркивается "огненная" природа героя. Рассмотрим пока взаимосвязь этих трех субстанций - солнца, камня и огня, так ярко проявляющую себя в едином образе "солнечного героя" в нартовском эпосе.

В самых разных частях планеты археологи обнаружили и продолжают обнаруживать огромное количество каменных орудий, предназначенных для труда, войны и охоты. Нет никаких сомнений в том, что до появления и широкого применения в обиходе металлов, камень являлся главным и универсальным материалом, с помощью которого человек обеспечивал свою жизнь.
"Открытие того, - пишет специалист по культам, - что ударом камней друг о друга можно получить огонь, привело к почитанию камня. Но новые горизонты, связанные с использованием огня, породили культ огня через культ камня. Темный, холодный Отец, камень, порождает из себя яркое сияние - Сына, и новорожденное пламя, замещая своего родителя, становится наиболее впечатляющим и таинственным из всех религиозно-философских символов, прошедших через века и доживших до наших дней".

Вспомним, что и в нартовских сюжетах, которые мы приводили выше, ребенок, появившийся из камня, имеет черты огня. В кабардинском варианте про камень и про ребенка, извлеченного из него кузнецом Тлепшом, говорится в обрамлении таких описательных эпитетов: "горячий"; "раскаляющийся"; "пылающий огнем"; "огненный камень"; "пылающий камень"; "пылающий ребенок"; "прожигающий" и т.д. Эпизод закалки Сослана в осетинском эпосе столь же характерен - "пламенеющие угли", "раскаленный Сослан" и т.п. К новорожденным героям применена вся гамма признаков, которые только возможны при описании огня, пламени. И тут же, в самих сказаниях, дается этимология их имен, совпадающая по смыслу: Сосруко - "Сын Камня" и Сослан - "из утробы камня рожденный". Иными словами, перед нами образ огня, появившегося из камня.

Культ огня, обожествление огня

У "огня земного" - пламени, есть аналог - "небесный огонь", то есть Солнце. Связь "огня небесного" и "огня земного" глубоко подчеркнута в древних религиях и мифологиях и вполне обоснованна логикой восприятия. Н.К. Рерих, так передает связь Солнца с земным огнем: "Дух Земли, вращающий и охраняющий наш земной шар, сказал Духу Солнца: "Владыка Лика Блистающего, дом мой пуст... Пошли сынов твоих населить Землю!" Сказал Дух Солнца, Владыка Лика Блистающего: "Я пошлю тебе огонь..." Огонь здесь как бы "сын Солнца", спустившийся на землю.

Трудно перечислить все качества Солнца, которые делали дневное светило в глазах наших предков достойным поклонения и обожествления. Во всей видимой вселенной ничто не могло сравниться с Солнцем по глубине впечатлений, производимых на человеческие умы. От Солнца нисходит животворное тепло, необходимое для существования людей, животных и растений. С Солнцем связана извечная смена дня и ночи, природных циклов и времен года. Солнце - олицетворение чистоты, эманация света, антитеза тьмы, увядания, смерти. "Поклонение солнцу, - отмечает М.Холл, - было одной из самых ранних и наиболее естественной формой религиозного проявления". Изыскания археологов подтверждают это мнение, а самые древние из известных нам типов погребений, свидетельствуют о знакомстве людей с тремя интересующими нас символами - Солнцем, Камнем и Огнем.

Важно отметить одно обстоятельство, связанное с восприятием древним человеком огня и его свойств. Огонь имеет двойственную природу, которая с равной полнотой охватывает две антитезы - Добро и Зло. Огонь обогревает, но он же может сжечь, испепелить; от огня можно получить приятные после холода ощущения тепла, но при малейшей неосторожности огонь приносит ожог, нестерпимую боль; огонь сверкает в ночи прекрасным, живым цветком, даруя свет, но после него остается гарь и копоть. И все эти противоположные друг другу качества уживаются в одном "существе".

Поклонение единой сущности, которая настолько же привержена добру, насколько и злу, настолько же бог, насколько и дьявол - это и есть культ Верховного Существа. Следует особо подчеркнуть, что в культе Верховного Существа добро и зло, бог и дьявол, живут нерасторжимо, в виде одного, единого существа.

Н. К. Рерих писал: "Символ является единственной формой, при помощи которой можно было подойти к идее той сущности Космоса, которая, будучи невыразима, проникает все. Таким образом символ Солнца был одним из первых воспринят и понят. Культ Огня и культ Солнца прославлялся в великолепных храмах... Диск Солнца являлся единственной эмблемой, достойной изобразить голову Божества, и это изображение находилось в каждом храме".

Прежде чем вести речь о Верховном Существе, необходимо посмотреть, дают ли мифы и сказания различных народов подтверждение наметившейся связи между тремя важнейшими символами религии "богодьявола" - Солнцем, Камнем и Огнем. Эта связь, как мы могли убедиться, довольно отчетливо проступает в нартовском эпосе, в мотиве рождения "солнечного героя" из камня в виде "пылающего", "огненного" ребенка. Обратимся к мифам других народов.

В армянской мифологии персонифицированный огонь - Хур высекается из камня самим Сатаной.

У индейцев племени сиу в Северной Америке в качестве божеств, воплощающих мистическую животворную силу, почитались Камень (Иньян) и Солнце (Ви). У тех же сиу крылатые духи вак-иньян олицетворяли собой как огонь (вак), так и камень (иньян).

В древнеарабской мифологии (государство Набатея) бог солнца Аарра с прозвищем "душара" ("владетель Шары", где Шара - округа столицы Набатеи - города Петры) рождается девой-камнем.

В древнейшем корейском мифе Солнце рождается из скалы, с которой сочетался морской дракон.

В мифах меланезийцев островов Банкс и Новые Гебриды герой, давший людям огонь, рождается матерью-камнем.

В мифах минахасов (Западная Индонезия) мать солнечного бога Тоара Лумимуут рождается из "большого камня, стоявшего посреди пустынной земли".

В мифах Кечуа сын солнца, и божественный первопредок правителей инков Манко Капак появляется на земле из каменной пещеры (каменная пещера, каменная гора, скала - мифологические вариации единого образа Камня).

В мифах Океании герой Мауи, установивший ход светил, повелевающий солнцем и подаривший людям огонь, появляется от духа через камень и живет в каменной пещере.

В мифах армян Михр (Мгер), чье имя восходит к Митре - бог небесного света и солнца. После целого ряда земных подвигов добровольно заточает себя внутри скалы, где и пребывает при пламени негасимой свечи. Здесь налицо мотив возвращения Михра (солнца) в материнское лоно (скалу, камень).

В мифах микронезийцев островов Гилберта фигурирует На-Реау ("господин паук") пребывающий в камне. Он приказывает своему внуку сотворить солнце.

В мифах меланезийцев бог-демиург (творец) Нденгеи, создавший светила и разделивший время на сутки, рождается из камня.

В античной Греции символом и олицетворением солнечного бога Аполлона считался священный камень Омфал, находившийся в Дельфах, в святилище этого бога.

В мифах монгольских народов божество огня Отхан-Галахан порождается Отцом-Железом и Матерью-Камнем. В данном случае бросается в глаза несомненная и прозрачная связь мифа с технологией высекания огня из камня с помощью железа.

В мифах микронезийцев Каролинских и Маршалловых островов небесный дух Пелюлоп магической силой раскаляет камень, разрывает его на части и создает из его кусков солнце, луну, звезды.

В мифах бурят божество огня носит имя Сахядай-нойон. Это имя является производным от глагола "сахиха", передающего действие при высекании огня из камня.

В японской мифологии богиня солнца Аматэрасу при оскорблении прячется глубоко в каменную пещеру.

В мифах меланезийцев островов Новые Гебриды герой Тагаро, давший людям огонь, появляется из расколовшегося камня.

В мифах индейцев кайова центральный персонаж Пляски Солнца Тай-ме изображался в виде камня или каменного человека.

В мифах микронезийцев острова Палау герой Тмелогод, давший людям огонь, рождается из камня.

В мифах чибча-муисков Фомагата ("чужой огненосный бог") считается сыном или потомком солнца и обладает способностью превращать людей в камни.

В мифах сибирских народов (нанайцев, орочей, ороков, ульчей, удэгейцев) Хадау является мужем богини солнца и распоряжается огнем, который он подарил людям. В камне (или в каменной люльке) совместно с супругой нянчит души шаманов.

В мифах монгольских народов грозный бог Хан-Харангуй, муж девы-солнца, рождается из расколовшегося камня и считается свирепым воплощением пламени.

В мифах ойратов рассказывается о персонаже по имени Цогтайхан, который, в качестве выкупа за свою жизнь, открыл демону секрет извлечения огня из камня.

В мифах южноамериканских муисков бог солнца Бочика превращает орла (свою "животную" ипостась) в скалу.

В мифах микронезийцев Маршалловых островов у культурного героя Эдао, добывшего людям огонь, есть "двойник", "замена для духов" - камень.

Приведенные примеры показывают, что связь солнца или огня с камнем отчетливо присутствует и подчеркивается у самых разных племен и народов во многих частях света.

Ниже мы приводим некоторые религиозные и мифологические данные о "родстве" небесного Солнца и земного Огня

В осетинской мифологии божество огня носит имя Артхурон, что в буквальном смысле означает "огонь солнцевич", или "огонь сын солнца".

В иранской мифологии Ахурамазда, чьим видимым проявлением, "телом", считается огонь, воспринимается не как сын, а как отец солнца (бога Митры).

В аккадской мифологии бог огня Ишум считается братом солнечного бога Шамаша.

В мифах американских тлинкитов и других племен побережья Тихого Океана герой Йель, "великий ворон", похищает огонь у божества (вождя) солнца. Здесь, как мы видим, земной огонь воспринимается как частица солнца, то есть подчеркнута их одинаковая природа.

Индо-иранский мифический первопредок человечества Йима (Йама), разжегший на земле первый огонь, представлен как сын солнца.

Мексиканские индейцы (тараски и др.) вообще рассматривали огонь и солнце как единую стихию, которую "обслуживает" бог Куракавери - покровитель и солнца, и огня.

Точно так же и у славян в солярных мифах и обрядах общим олицетворением солнца и огня считался Купала.

У микронезийцев островов Гилберта "небесный дух" Мбуэ отнимает огонь для людей у своего отца - Солнца.

Монгольские народы в мифах о грозном боге Очирвани рассказывают, что этот последний с помощью молнии ("очир") забросил земной огонь на небо и так появилось Солнце. Следовательно, монголам представлялось, что Солнце является "сыном" земного огня.

Восточно-славянский бог огня Сварог является в мифах отцом солнечного Дажьбога.

В зороастризме единый Космический Огонь подразделяется на пять видов: Берсизава ("небесный огонь" - Солнце), Вохуфрйана ("огонь, одушевляющий животных и человека"), Урвазишта ("огонь, пребывающий в дереве"), Визишта (молния) и Спеништа ("земной огонь"). Все эти виды огня суть один Огонь.

Кельтский бог грома Таранис являлся одновременно богом Солнца и Огня.

Верховный бог алтайцев и шорцев Ульгень, будучи громовержцем, так же, как и кельтский бог Таранис, владычествовал над Солнцем и Огнем.

В китайской мифологии бог Янь-ди, будучи богом Солнца, одновременно является и "повелителем пламени".

Как легко убедиться на перечисленных примерах, везде солнце и огонь взаимосвязаны и их "родство" с Камнем обусловлено их мифологическим "родством" между собой. Поэтому нартовские сюжеты о рождении "солнечного героя" из камня в виде огня или "огненного младенца" органически укладываются в общую мифологическую канву, выявляемую у многих этнических сообществ земли.

Служителей языческих культов принято называть жрецами. Все эти жрецы и шаманы являлись и являются посредниками между богами (духами) и верующими. Это - объединяющий их признак. Одно из обозначений вайнахских языческих жрецов - цIен стаг ("человек огня"). Это название можно перевести и как "чистый человек", ибо для огнепоклонников огонь (солнце) символ чистоты. Недаром у вайнахов до сих пор бытует выражение "малх санн цIен" ("чистый как солнце"). "Людьми огня" называли не только древних вайнахских жрецов. Из обилия типологических примеров отметим несколько.

Атхарваны в древней Индии и атарваны в древнеиранской традиции являлись первоначально специализированными жрецами, ведающими жертвенным огнем. Позднее атхарванами (атарванами) стали называть всех жрецов вообще. В основе этого названия, как и у вайнахов, лежит понятие "огонь" (атар).

В иранской мифологии вплоть до пехлевийской эпохи идеальным прототипом жреческого сословия считался бог огня и отец бога солнца Ахурамазда, то есть лишний раз подчеркивалась изначальная связь жречества с культом огня.

Уже упомянутый нами Фомагата ("чужой огненосный бог") стал первым жрецом бога солнца Суэ у чибча-муисков. Опять мы наблюдаем связь зарождающегося жречества с огнем и, конечно же - с солнцем.

В мифах фон (Африка) Легба, младший сын солнца, стал основателем магии и колдовства и, соответственно, первым колдуном.
У многих сибирских народов шаманы считались выпестованными в каменной люльке богини солнца Мамельди и бога огня, ее мужа, Хадау. То есть, в Сибири шаманы считались как бы "духовными детьми" солнца и огня, а мотив люльки указывает на изначальность этого восприятия.

Пока ограничимся этими примерами, которых достаточно для обоснования важного вывода о том, что само зарождение жреческого (шаманского) сословия многие мифологии связывают непосредственно с культом огня или солнца.

Первые жрецы и шаманы, как отмечается во многих мифах, выполняли функции "хранителей огня", "людей огня". Естественно, в сферу их жреческих функций включалось и обслуживание культа солнца. Нартовские сюжеты, как и этимология ваинахского понятия жрец ("человек огня") укладываются в характерные рамки этой религии.

Что связывает нартовский эпос с масонской теофилософией?

В одном из рассказов "аляскинского" цикла Джека Лондона ("Закон жизни") повествуется, как индейцы бросили во время кочевья старика-родителя умирать в снегу, снабдив его напоследок охапкой хвороста. Несмотря на все глубокомысленные рассуждения обреченного старика, фабула рассказа очень проста и сурова - дети избавились от лишнего рта. Аналогичный сюжет является основой и нашумевшего в свое время японского фильма "Легенда о Нарайяме" - дети относят стариков умирать на вершину горы, чтобы не кормить их. Как свидительствуют античные авторы, многие древние народы придерживались подобных обычаев. Например, колхи сажали своих родителей в корзины и бросали их в море. Таких легенд очень много в разных концах мира.

Словом, старик или инвалид, чтобы его не убили, должен был каким-то образом отрабатывать свой "хлеб". Охотиться, конечно, эти несчастные не могли. На охоте нужны быстрые ноги, твердая рука и меткий глаз. Собирательство съедобных растений, обработка шкур, ухаживание за малышами и другие "домашние" работы были извечной прерогативой женщин, и, конечно же, если бы в этой сфере нашлась какая-нибудь легкая вакансия, ее немедленно заняли бы старухи, чтобы сохранить себе жизнь, доказав свою полезность. Но была одна отрасль, одна "производственная ниша", в которой могло найтись место и престарелым мужчинам - поддержание огня и изготовление впрок каменных изделий. Этнографические наблюдения, произведенные среди примитивных племен на далеких окраинах цивилизованного мира, подтверждают подобную "специализацию" стариков и позволяют ретроспективно оценить ситуацию, характерную для более древних эпох. Если старухи, хорошо изучившие свойства различных растений, постепенно породили сословие знахарок и колдуний, то старики явились основателями клана "мастеров" и "хранителей огня".

В эпоху неолита каменные орудия становятся все более совершенными, вычурными и сложными. Их тщательно полируют, отверстия для насадки просверливаются с помощью хитроумных приспособлений, в полной мере учитываются все природные свойства различных минералов - словом, безвозвратно уходят в прошлое те времена, когда любой мужчина в племени мог по необходимости изготовить себе топор или наконечник копья. "Сверлильный станок" (подобие лука и специальный штырь с шероховатой поверхностью из самых твердых пород камня), набор полировальных камней и масса других приспособлений, используемых при изготовлении орудий труда и оружия, не могли быть достоянием всех без исключения членов племени. Ими обладали лишь мастера. Кроме того, для изготовления изящных и совершенных "неолитических" изделий необходимы были знания и сноровка, а их мог дать только опыт. Что касается опыта, то он появляется лишь у тех людей, которые занимаются тем или иным видом деятельности постоянно, то есть специализируются в данном ремесле и ревниво оберегают свои производственные секреты от непосвященных.

Конечно, постижение всех тонкостей ремесла было возможным лишь после периода ученичества. Тут с полной уверенностью можно сказать, что сильные и ловкие подростки с задатками будущих воинов и охотников не попадали в обучение к мастерам. Их ждала иная, более героическая судьба защитников племени и добытчиков пропитания. Учениками мастеров и "хранителей огня" становились хилые, физически и даже умственно неполноценные дети - недаром, почти все мифологии мира подчеркивают физическую "ущербность" мастеров ("кузнецов"): хромота, кривизна, горбатость и т.п. Классический тип - хромой бог-кузнец Гефест. Не все народы, как жители Спарты, убивали детей-калек в младенчестве. Они становились той средой, из которой вырастали "мастера-жрецы". Так, в течение веков и тысячелетий, складывалась "интеллектуальная элита" древнего человечества и своеобразие той среды, из которой она пополнялась, наложило, как мы увидим в дальнейшем, поистине сатанинскую печать на религию Верховного Существа.

Мы намеренно употребили выражение "мастер-жрец", ибо идентичность этих двух древних профессий наглядно проступает в так называемом "культе кузницы" у некоторых народов. Обширную работу, посвященную этой теме, написал В. Г. Ардзинба. Ученый приходит к следующим важным выводам, проистекающим из сопоставлений культа кузнечного ремесла абхазов с аналогичными культами других древних и современных народов.

Кузница (а до появления металлов - мастерская) выполняла функции храма и главными объектами поклонения в нем являлись Камень и Огонь. Кузнец (мастер) выполнял роль жреца в этих ритуалах. Наковальня (первоначально это был камень) являлась алтарем, на котором возжигался священный огонь. Женщины в мистериях кузницы не участвовали.

Проведение обрядов, связанных с культом кузницы, приурочивалось ко дням зимнего и летнего солнцестояния, что, по мнению В. Г. Ардзинбы, свидетельствует о центральном месте в этих обрядах Солнца. Иными словами, кузнецы (мастера) являлись жрецами культа, в котором совмещались три символа и объекта поклонения: Солнце, Огонь и Камень. А сама кузница (мастерская) служила первоначальным храмом этого культа.

Вспомним, что именно кузнец (Аинар-жьи, Тлепш, Курдалагон) в нартовском эпосе извлекает "солнечного героя" из камня. Если воспринять данное сказание как миф (объяснение древнего ритуала), то "кузнец", несомненно, является жрецом в этом действе (мистерии).

Сочетание двух функций (мастера и жреца огня) одновременно, присуще и чеченскому нарту Пхьармату, добывшему людям огонь. "Пхьармат" в чеченском означает "мастер-бог", "творец-бог" или, применяя распространенный в религиоведческой литературе термин, "бог-демиург".

Вселенная - это огромный Храм (Мастерская Бога), в котором священнодействует Мастер-Бог, Бог-Демиург. Такая концепция является краеугольной в различных эзотерических космогониях, в частности, масонской, в чьих ритуалах важнейшее место занимает символ Храма (Мастерской) и одна из высших степеней посвящения заключена в звании Мастер. Само слово масон расшифровывается как "каменщик", то есть "мастер камня". Нужно помнить, что с древнейших времен Камень, Огонь и Солнце являются тесно связанными и взаимозаменяемыми символами Верховного Существа.

"Мастер-Солнце" - в таком смысле предстает перед нами нарт Пхьармат. Сравним этот образ с "божественными кузнецами" и "божественными мастерами", которые занимают одно из центральных мест в мифологиях многих народов.

О связи Гефеста с огнем (он - прежде всего бог огня и огненной стихии) написано достаточно много. Однако хромоногий бог-кузнец оказывается еще и "солнечным героем", выводимым в этой ипостаси в орфических мистериях. Он - покровитель плодородия, воплощение всех светил, солнечного света.

В мифах прибалтийских народов бог-кузнец Кальвис не только связан с солнцем - он называется творцом солнца, "кует" его. Кузнец, "выковавший" солнце - устойчивый мотив в мифах финно-угорских народов. Подобное деяние народная молва приписывает финнскому Ильмаринену, карельскому Ильмойллине, удмуртскому Инмару, который, к тому же, живет на Солнце.
Бог-кузнец в индуистской мифологии Вишвакарман ("творец всего") свое имя иногда "одалживает" в виде эпитета богу солнца Сурье, сливаясь, таким образом, с этим богом. Кроме того, связь "кузнеца" с солнцем подчеркивается еще одним штрихом - дочь Вишвакармана выходит замуж за Сурью.

В Ветхом Завете фигурируют два брата, сыновья Адама и Евы. Один из них, Каин, убивает другого - Авеля. Образ Каина развился до личности Тувал-Каина, "отца всех кузнецов". Яхве берет Каина под защиту и, для того чтобы его не убили, отмечает его своим "знаком". Талмуд (Бершит рабба, 22) разъясняет, что знак этот, которым отмечен убийца-кузнец, "сияние, подобное солнцу". В апокрифическом "Житии Адама" говорится, что Ева родила Каина "сияющим". Таким образом, все эти мастера (кузнецы) являются, как и вайнахский Пхьармат - "Мастерами-Солнцами". В хеттской мифологии кузнецом, кующим богов, представлен Солнце-Царь. Его "сын", земной царь, в подражание Мастеру-Солнцу, также кует священные ритуальные предметы. Японские императоры, в качестве одной из самых священных регалий, до сих пор сохраняют зеркало, изготовленное богом - кузнецом Амацумарой, чтобы выманить им богиню солнца Аматэрасу из пещеры.

Как мы помним, в эпизоде рождения героя из камня важное место занимает пастух. В абхазской, кабардинской и осетинской версиях пастух ("нартский пастух") явлен прямо, а в вайнахской версии присутствие пастуха как бы раздвоено его приметами: "коровы", которых доит девушка и "молодой человек", который оказывается вблизи.

Образ "пастуха" в мотиве рождения "солнечного героя" из камня занимает одно из центральных мест и лишь расшифровав этот образ мы сможем полностью раскрыть изначальный смысл и содержание всего эпизода.

"Пастухами" в различных мифологиях названы следующие боги: Ахурамазда, Пушан, Митра, Агни, Аполлон, Гелиос, Пан, Думузи. У древних евреев сам Яхве считался пастухом, земля - пастбищем, а люди - скотом, охраняемым пастухом Яхве (см. напр. "Псалтирь". 79,2).

Кто же эти боги-пастухи, какими стихиями они управляют?

Ахурамазда - верховное божество в иранской мифологии. Основатель и покровитель жреческого клана. Видимое проявление, "тело" Ахурамазды - огонь; ему поклоняются, поклоняясь огню. Он - отец бога солнца Митры.

Пушан - в индийской мифологии божество солнца. Разъезжает по небу в колеснице, запряженной козлами. Женат на дочери Солнца.

Митра - восточно-иранский бог солнца. Он - сын Ахурамазды. В античную эпоху отождествлялся с греческими богами Гелиосом (бог солнца) и Гефестом (бог огня и кузнечного ремесла).

Агни - в индийской мифологии бог огня (агни - "огонь"-); может "восходить на небе", т.е. становиться "небесным огнем" - солнцем. Часто отождествлялся с Митрой.

Аполлон - один из "солнечных богов" древней Греции. Его стрелы, которые он мечет во врагов, это солнечные лучи.

Гелиос - основной солнечный бог в древней Греции, самое архаическое, "доолимпийское" божество. В поздний период отождествлялся с Аполлоном.

Пан - "бес полуденный", то есть "солнечный", как называли его ранние христиане, в римской традиции назывался Сильваном.

Думузи, "пастырь времен до потопа", умирающий и воскресающий бог в шумеро-аккадской мифологии, божество плодородия. "Умирание и воскрешение" - одна из главных мифологических черт солнца, которое ночью "уходит в мир мертвых", "умирает", а утром "воскресает". Плодородие (или его отсутствие) есть милость (или гнев) солнца.

Таким образом, образ "пастуха" раскрывается полностью - это солнце (или огонь, видимо, "небесный огонь"). Если в образе "кузнеца" преобладают черты "жреца огня", то у "пастуха" - "небесного огня"- солнца. Однако обе эти стихии в мифологиях настолько тесно связаны, что образы "огня" и "солнца" очень часто подменяют друг друга в различных мифах.

Образ матери "огня-солнца" в различных мифологиях прогрессирует от "камня" к "камню-женщине" и от последней - к "женщине", рядом с которой камень фигурирует лишь полунамеком, а то и вовсе отсутствует. Все эти варианты, бесспорно, ретроспективно сходятся на технологии высекания огня из камня. В этом древнейшем своем состоянии миф о рождении огня (солнца) непосредственно из камня (даже без косвенного участия в этой акции женщины) отчетливее прослеживается у народов (племен) Америки и Океании. Так, напрямую с камнем, без посредничества женщины, связываются Манко Капак у инков; Мауи в Океании; На-Реау у микронезийцев островов Гилберта; Нденгеи у меланезийцев; солнце у микронезийцев Каролинских и Маршалловых островов; Тагаро у меланезийцев островов Новые Гебриды; Тайме у индейцев кайова; Тмелогод у микронезийцев острова Палау; Фомагата у индейцев чибча-муисков; Эдао у микронезийцев Маршалловых островов и т.д.

Однако, солнце напрямую из скалы выходит также у корейцев; Митра рождается из камня без всякого соучастия женщины; Хур (огонь) у армян появляется напрямую из камня без намека на присутствие женщины. Так что, древнейший архетип этого мифа не локализован четкими географическими рамками.

От восприятия камня как некоей субстанции, порождающей огонь (солнце), остается мизерный шаг до ассоциативной привязки этой "порождающей субстанции" к женскому образу, образу "рожающей матери", Вначале, как в нартовском эпосе, женщина (Сатаней, Шатана, Сата) лишь провоцирует своей обнаженностью или красотой "оплодотворение" камня солнцем - "пастухом".
Затем она извлекает огненный зародыш с помощью жреца огня ("кузнеца" - "мастера"); иногда "донашивает" оплодотворенный камень за пазухой или подмышкой. И становится, по цепочке наглядных ассоциаций, как бы матерью новорожденного и воспринимается таковой всеми окружающими. Таковы, например, "дева-камень" из арабской и Кибела ("мать" рожденного из камня Агдистиса) из фригийской мифологий.

Затем "камень" отступает на второй план или вообще остается вне поля зрения мифа, и "герой" рождается женщиной, но обязательно чудесно, необычным способом. Например, на одном из храмов Исиды в Египте сохранилась такая надпись: "Я - мать владыки Гора, и никто не поднимал моего платья" Гор - это солнце, сын Исиды.

В нартовском эпосе сохранилась, как можно полагать, наиболее распространенная магическая инсценировка (мистерия) этого древнейшего и основного мифа. Сам миф и его вариации дают нам возможность восстановить ход мыслей и ассоциаций древних людей и зарождение мистерии огня и солнца.

Конечно, все эти сопоставления и анализы могли бы представлять лишь чисто научный, академический интерес, если бы разбираемый нами миф не сыграл в жизни человечества роль, определившую всю его историю и культуру, весь облик его цивилизации.

Тысячекратно проделанная операция извлечения огня из камня не могла не побудить людей древности задуматься: а как, собственно, огонь оказывается внутри камня? Ответ мог быть только один: камень оплодотворяется, в его нутро попадает огненное семя, испускаемое "огнем небесным" - солнцем. Вспомним, как "пастух" (солнце), увидев раздетую Сатаней, "испустил крик" и пустил "стрелу". "Стрелы" солнца - это его лучи, как у Аполлона. Иногда "стрела" солнца - молния. Именно так расшифровывает эту ситуацию В. Г. Ардзинба. Затем, в примечании, ученый отмечает, что "стрела" и "кровь" - эвфемизмы (иносказательное обозначение) для семени". Примечательно, что и по-вайнахски стрела (пха) и кровь, зародыш (пхьа) звучат одинаково и возводят свою семантику к имени бога огня (солнца) Пхьа, который, как можно предположить из этих созвучий, "осеменяет стрелой" (молнией).

Раз солнце питает такую постоянную и непрерывно проявляемую сексуальную привязанность к камню, то камень, очевидно привлекателен для "небесного огня", возбуждает его. В хурритском мифе "Песнь об Улликумми" соитие бога Кумарби со скалой мотивировано тем, что при виде огромного камня, лежащего посреди озера, "у Кумарби подпрыгнуло сердце", у этой фразы явный эротический подтекст.

Итак, объяснение загадки пребывания огня "во чреве" камня было найдено: камень для солнца (небесного огня) - самый привлекательный любовный объект и "пастух" - оплодотворяет его с помощью луча или молнии. Кстати, у многих народов некоторые камни считаются застывшими молниями или лучами солнца, как, например, янтарь или камни черного (красного) цвета.

Новорожденному пламени, как и человеческому детенышу, нужно постоянно "питаться", чтобы "окрепнуть". Мощь огня, его размеры напрямую зависят от количества "питания" (дров, хвороста). Интересно, что первое ритуальное кормление Сасрыквы в абхазской Нартиаде производит не "мать" Сатаней, а "кузнец" Аинар-жьи, извлекший его из камня.

Разумеется, самая обычная "пища" огня - дерево. Однако, жаря на огне мясо, люди обратили внимание на то, что капающий на угли жир вызывает особенное "оживление" огня, заставляет его жадно подпрыгивать вверх, к мясу, шуметь, трещать, ярко вспыхивать и разгораться сильнее. Живое, трепетное пламя всем своим поведением "давало знать", что самая желанная, вкусная пища для него - жир, тук, плоть. Люди, обожествившие огонь, не могли, конечно, отказать божеству ни в чем. И началась бесконечная, не поддающаяся никакому исчислению бойня животных и людей в жертву (в "пищу") огню - земному и небесному.

Богу - все самое лучшее! Самые сильные, здоровые, красивые животные и, соответственно, самые сильные, красивые, здоровые люди - как правило, юноши и девушки. Часто - дети, которые не растратили свою жизненную силу, таящуюся в сексуальной энергии. Впрочем, тема жертвоприношений настолько обширна, что требует специального раздела.
Добавим только, что мистерия огня (солнца) породила не только ритуальное умерщвление людей, но и ритуальную проституцию, вначале имитирующую "священное соитие" солнца ("пастуха") с камнем ("девой-камнем" или просто "девой"). Но и данный ритуал, неотделимый от мотива "священного" гомосексуализма и "священного" инцеста нуждается в особом рассмотрении. Грех отвратителен и сам по себе. Но особенное омерзение он вызывает в том случае, когда пытается облечься в "священные" покровы ритуала, обязательного для последователей им же порожденной религии.

Пхьармат, Мастер-Солнце... Обнаружив его неожиданно в самом центре масонского ритуала, мы должны задать себе несколько вопросов. Например: что связывает нартовский эпос с масонской теофилософией? Или: кому поклоняются масоны в лице Великого Архитектора? И что собой символизирует масонский храм, в котором отправляются культы "вольных каменщиков"?

Итальянский исследователь истории масонства Микеле Морамарко, признаваемый в этом качестве самым объективным и эрудированным, пишет о символике масонского храма, что "храм в миниатюре воспроизводит Вселенную''. Вселенная, по обратной логике восприятия, это храм; храм-мастерская, в котором установлен трон Мастера: "Храм имеет прямоугольную форму. Потолок усыпан звездами, пол - с узором в виде шахматной доски. Одна из стен не достигает потолка. При входе в храм, символически обращенный на Запад, возвышаются две колонны... На Востоке установлен трон Мастера, председательствующего в ложе". Чтобы убедиться в том, что масонский Мастер есть "наш" Мастер - Солнце, поищем рядом в храме три символа: Камень, Солнце, Огонь.

Мы помним, что в культе кузницы каменная наковальня служила не только в качестве священного ремесленного атрибута, но и как алтарь. А теперь читаем у М.Морамарко:
"В центре храма треугольный алтарь, на котором лежат библия, угольник и циркуль. На каждой из трех граней алтаря начертаны слова: Свобода - Равенство - Братство. У подножия алтаря один неотесанный и один отесанный камень ..."Камень мы обнаружили, поищем Солнце, которое в культе кузницы присутствует явственно: этот культ, как уже отмечалось, отправлялся в дни летнего и зимнего солнцестояния. Опять обращаемся к работе итальянца: "После того, как масоны вошли в храм и руководители ложи заняли свои места, начинается Работа. Согласно ритуалу, она символически начинается равно в полдень, подчеркивая солярность (т.е. "солнечность") события". Далее мы узнаем, что библия, лежащая на алтаре, раскрыта на первой странице Евангелия от Иоанна, где напечатан пролог ("В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог..." и т.д.), рассказывающий в эзотерической форме об Иисусе Христе (мир ему), а теперь обратим внимание на слова М. Морамарко: "У масонов Иоанн - евангелист празднуется по случаю зимнего солнцестояния." Что касается третьего искомого символа (Огонь), то и он обнаруживается в масонском храме. Наш источник пишет: "Сегодня свечи в храме являются своеобразным напоминанием о культе огня. Прав, видимо, такой исследователь масонства, как Буше, когда он напоминает в своей "Символогии масонства" о зороастрийском происхождении обычая возжигания священного огня".

М. Морамарко мог бы легко обнаружить культ огня в эпохах, более древних, чем эпоха зороастризма, но ведь Морамарко, будучи масоном, и не обязан объяснять нам все тайны "братства". Нас вполне удовлетворяет то, что масонский Мастер оказывается Солнцем ("Мастер пребывает на Востоке") и что в ритуалах масонского храма обнаруживаются все три символа Верховного Существа - Камень, Огонь, Солнце, а богодьяволизм Верховного Существа выражают относимые к нему слова: "пребывающее вверху и пребывающее внизу взаимоотражены и в этом чудо единого". Чудо еще и в том, что эта формула странным образом совпала с главной формулой марксовской диалектики: "единства и борьбы противоположностей". Впрочем, эта формула обнаруживается отчеканенной задолго до масонов и Маркса, в трудах древнегреческого философа Диогена, жившего два с половиной тысячелетия назад: «Огонь - основа всего, все является изменением огня... все происходит в борьбе противоположностей и все течет как река, все имеет границы и все один мир.» Узнав о том, что Маркс начал свою карьеру как масон-иллюминат, мы перестанем удивляться подобным совпадениям, а пока поговорим о "противоположностях".

Нарты - в мире родилось Зло

Ранее мы обрисовали характер той среды, из которой выросла "интеллектуальная элита" - клан "мастеров" и "жрецов огня". Эти две профессии в течении многих тысячелетий составляли, по сути, единую ритуальную целостность, о чем наглядно свидетельствует "культ кузнецов", сохранившийся в некоторых своих проявлениях вплоть до наших времен. Кузнец - мастер металла. Но совершенно очевидно, что до эпохи металла он был "мастером камня". Камень, на котором как на алтаре возжигали огонь, являет собой наиболее почитаемый атрибут "культа кузницы", а сам кузнец, зажигающий огонь на каменной наковальне, выполняет функции жреца в этом ритуале.

Из века в век "элита" пополнялась физически и умственно неполноценными людьми. Усложнение и совершенствование "каменной индустрии", которой занимались "хранители огня", требовали предварительной подготовки, ученичества. А ученики рекрутировались среди тех детей, чьи физические или умственные дефекты напрочь перечеркивали надежды воспитать из них сильных и ловких охотников и воинов. Недаром почти во всех мифологиях мира "кузнецы" предстают увечными, злыми существами. Это - отголосок древней реальности. У всех европейских народов по сей день бытуют предания о "злых карликах" (гномах, эльфах), горбатых и кривоногих "мастерах кузнечного ремесла", живущих под землей или в пещерах. Эта существа необычайно мудры, способны смастерить чудесные вещи, и в то же время полны злобы и хитрости и почти всегда подчеркивается их - гипертрофированная сексуальность.

Связь ущербности и порождаемого им комплекса неполноценности с различными жуткими преступлениями, а также с некоторыми видами половых извращений - одна из основ современной психиатрии, и весьма характерно, что весь этот "букет" проступает в описаниях "карликов-кузнецов". Подобные существа населяют мифы буквально всех народов - от эскимосов до австралийцев и от китайцев до исландцев. Есть они и в вайнахских мифах. Это -"заячьи всадники" (пхьагал берий). В вайнахских сказаниях они сосуществуют с нартами. Так, в предании "Жены Пхьагал Бери и Сеска-Солсы" заячий всадник выступает в роли друга "солнечного героя" - Сеска-Солсы, или несет с ним совместно "богатырскую вахту" по охране земли от внешних врагов. Примечательно, что верховое животное карликов из вайнахских легенд пхьагал (заяц) хранит в своем названии общий корень с именем бога огня - Пхьа и со словом "мастер" (пхьар). Это созвучие достаточно прозрачно указывает на связь вайнахских "заячьих всадников" с их европейскими "собратьями" - гномами-кузнецами.

Нужно сказать, что воссозданный нами мрачный портерт не полностью передает облик мастеров. Часто они несут в себе черты идеального благородства, самопожертвования во имя рода человеческого. Таким предстает перед нами вайнахский Пхьармат, Мастер-Солнце, таким в греческой мифологии рисуется Прометей - "родоначальник всех ремесел", почитавшийся в Афинской Академии в виде огня на каменном алтаре. Чем объяснить эту противоречивость в мифологизированном, общечеловеческом образе Мастера?

Объяснение - в двойственной природе самого огня, которому служит и с которым отождествлен Мастер. Огонь полон разительных противоречий, совокупность которых полностью исчерпывает содержание двух антитез - Добра и Зла. Огонь добр, ибо дарует тепло, и злобен, ибо ожоги его несут страдания и гибель. Он дарует яркий свет, но в копоти и углях, остающихся после него, проступает его вторая, мрачная сущность. Огонь, как и его небесная ипостась - Солнце, основа жизни, но он же и творец смерти, ибо пожирает жизнь. Про огонь не скажешь окончательно, добр он или злобен, ибо он добр и злобен одновременно, он объединяет в себе оба эти качества, они в нем нераздельны и едины. Он не бог и не дьявол. Вобрав в себя добро и зло, он - богодьявол в единой личности; он, огонь, как и солнце - Верховное Существо, средоточие всех противоположностей, антитез мира.

Природа и люди таковы, каковыми сотворил их Демиург, Мастер-Солнце, Верховное Существо - по образу и подобию своему. Познай природу со всей ее неизбывной жестокостью и красотой, познай свою человеческую суть, в которой вся грязь и мерзость природы и вся ее красота, и ты познаешь Верховное Существо. Верховное Существо - лишь отражение, лишь подобие мира природы и людей, сотворенных им. Следовательно, Зло так же священно, как и Добро, ибо и Добро и Зло - проявления единого, непознаваемого - Верховного Существа. Слабый человеческий разум не в силах оценивать проявления Верховного Существа. Человек должен лишь служить и подражать Мастеру, кладя на его алтарь и добрые и злые деяния свои.

Убийца и врачеватель, распутник и аскет, лжец и правдолюб, скупой и щедрый - человек богоподобен, ибо подражает своему творцу - Верховному Существу. Таково содержание и суть мистерии нартов, дошедшей до нас в виде эпоса.

В абхазо-адыгских сказаниях огонь для людей (или нартов) добывает Сасрыква (Сосруко), точным соответствием которого в вайнахской Нартиаде является Сеска-Солса. Однако в вайнахских сказаниях "прометеевская" роль отведена не Сеска-Солсе, как стоило бы ожидать, а нарту Пхьармату, кузнецу, которого можно отождествить с "нартовскими кузнецами" абхазо-адыгов и осетин (Аинар-жьи, Тлепш, Курдалагон). Иначе говоря, у вайнахов огонь добывает не "солнечный герой", рожденный из камня, а нарт, аналогичный Аинар-жьи, Тлепшу и т.д. Казалось бы, непонятная загадка. Но эта загадка полностью разъясняется, если обратить внимание на то, что и у абхазов "солнечный герой" Сасрыква с самого своего детства не расстается не только с оружием воина, но и с инструментами кузнеца (клещи, молот). Все эти обстоятельства и побудили В. Г. Ардзинба отметить следующее: "...кривизна ног, хромота, клещи и молот, как орудия Сасрыквы-Сосруко, ряд других деталей его "биографии" тесно сближает его с кузнецом".

Мы просим читателя набраться терпения и поверить нам на слово, что мы и без этого оставляем без должного внимания множество важных подробностей, чтобы не отягощать ими эту работу. А то, что мы предлагаем читателю - просто необходимо для оценки всей разбираемой нами проблемы в целом.

В адыгском (кабардинском) сказании о рождении Сосруко есть такой эпизод. В дом Сатаней приходит некая старуха Барымбух.
Сказание далее гласит:
"Войдя в ее дом, старуха заметила мальчика, сидевшего у очага и игравшего углями: он брал себе в рот горящие угли, а потухшие выплевывал.
Барымбух с бранью накинулась на Сатаней, поносила ее по-всякому и все спрашивала: откуда этот мальчик?
- Когда бы ты имела такого сына, ты бы не стала ругаться, - спокойно отвечала Сатаней. - Это мой приемыш. Он родился из камня, а закален Тлепшем. Оттого и назван он Сосруко, что означает - Сын Камня.
Барымбух крикнула, трясясь от злобы:
- От нечистой силы он рожден, уничтожит он нартский род! Клянусь Уашхо, богом синего неба, начало его жизни станет концом многих жизней!
И старуха покинула дом Сатаней, бормоча:- Адово отродье, лучше бы ты не родился, а родившись, лучше бы ты не вырос!
Так в доме Сатаней, рассказывают люди, появился ребенок по имени Сосруко - Сын Камня".

Тон рассказа свидетельствует о том, что симпатии сказителя - на стороне Сатаней и Сосруко. Но несмотря на отрицательные штрихи, которыми описывается прорицание старухи ("с бранью накинулась", "крикнула, трясясь от злобы" и т.д.), ее слова не опровергаются ни Сатаней, ни самим сказителем. А смысл этих слов заключается в том, что вместе с Сосруко ("адово отродье") в мире родилось - Зло.

В вайнахских преданиях не старуха приходит к Сеска-Солсе (Сосруко), а тот, один или с другими нартами, оказывается в гостях у старухи. Несмотря на некоторые различия в деталях, почти все предания на эту тему основаны на одной сюжетной линии.

Старуха, готовя угощение для нартов, бросает в котел одно баранье ребро и "наперсток" муки, приводя в недоумение и разочарование проголодавшихся гостей. Однако, когда угощение подается на стол, его оказывается так много, что всего и не съесть. На вопросы удивленных нартов старуха отвечает, что приготовила им обед из того мяса и муки, которые были в мире до появления Сеска-Солсы и других нартов. В те благодатные времена самой малости продуктов хватало для насыщения всех людей. С появлением же Сеска-Солсы и нартов, поясняет старуха, из мира исчезла благодать.

Другое сказание ("Как нарт-орстхойцы сгинули со света") повествует: "В то старое время весь мир был благодатным. Во вселенной не знали, что такое дуновение ветра. С неба свисала нитка, на конце которой были лоскутки. Они никогда не шевелились. Да и могли ли они без ветра колыхаться? Люди жили в спокойствии и благодати. Посеянное, хранимое, как и принесенное, - все было изобильным. В то время в нашем краю появились нарт-орстхойцы во главе с Сеска-Солсой. Со своими 60 нарт-орстхойцами он разорял села, совершая насилие над людьми. С появлением нарт-орстхойцев во вселенной появилось зло и задули ветры..."

Здесь, как и в кабардинском эпосе, с появлением Сеска-Солсы связывается зарождение вселенского, мирового зла. Одновременно, именно Сосруко и Сеска-Солсе (или его "близнецу" Пхьармату) люди, как и нарты, обязаны появлением в мире такого блага, как огонь, с помощью которого был побежден холод. Более того, вайнахский Пхьармат является Искупителем - он приносит себя в добровольную жертву, чтобы обезопасить людей от гнева громовержца Селы: "Будьте счастливы, люди! Я должен предаться вечной муке! Я предамся муке, чтобы избавить вас от гнева Селы! Не тужите по мне! - и, выйдя из пещеры, направился бесстрашный нарт Пхьармакт сквозь молнии, холод, темную ночь и бурю на гору Башлам". На этой горе он и был прикован и "царь всех птиц" Ида ежедневно клюет ему печень.

Мы вновь должны обратить внимание читателя на двойственную природу символов и образов поклонения Верховному Существу. Двойственность Верховного Существа - в двойственной природе огня (солнца). На примере главных нартовских героев, связанных с огнем, солнцем и камнем, мы видим эту двойственность и в самих нартах. Они - воплощение и Зла, и Добра. Это - персонофицированные "богодьяволы". Даже в осетинских сказаниях, не отнивелированных "редакторской дланью", герой Сослан далек от совершенства и иногда его отцом называют самого дьявола. В то же время, в других осетинских сказаниях цикла о Сослане, последний предстает идеальным рыцарем, воплощением добродетелей и доблести. И противоречия здесь нет. Это - природа "солнечного героя", он двойственен! Мы специально избегаем термина "дуализм", ибо этот термин предполагает все же некоторую разделенность света и тьмы, добра и зла. В культе Верховного Существа такой разделенности нет! Верховное Существо - единая субстанция, в равной мере одухотворенная обеими этими противоположностями.

Необходимо всегда помнить, кто были создателями этого древнейшего культа. Их личность отпечаталась в религии, ими созданной, а затем религия порождала своих служителей по "образу и подобию" - Верховного Существа. Этот круг замкнут навечно!

Главное отличие истинной религии в Единого Бога от культа Верховного Существа заключается в том, что верующий в Бога должен стремиться к самосовершенствованию, достижению новых высот духа, открывая в себе еще более прекрасное и достойное. Всемогущий Аллах через Священный Коран заповедует верующим "против зла стоять на страже" (Сура "Звезда", аят 32). Для этого верующему дан бесценный дар от Аллаха - Различение добра и зла - Священный Коран.

"Благословен Тот, Кто ниспослал Своему рабу Различение (Коран), чтобы он предостерег миры" (Сура "Аль-Фуркан").

"Ешьте и пейте из удела, дарованного Аллахом! И не творите зла на земле, распространяя нечестие" (Сура «Корова», 2:60)

"…Ведь Аллах не сопутствует делам тех, которые творят бесчестие" (Сура «Йунус»; 10:81).

"Благодетельствуй так, как благодетельствует тебе Аллах, и не стремись к бесчестию на земле. Поистине, Аллах не любит бесчинствующих!" (Сура «Повествование», 28:77).

"...И помогайте одни другим в благочестии и богобоязненности, но не помогайте в грехе и нарушении пределов. И бойтесь Аллаха: поистине, Аллах силен в наказании!" («Трапеза»5:2).

"Добро и зло не могут быть равны. Так отклони же зло добром, и тогда тот, с кем ты враждуешь, станет тебе горячим другом." (Сура «Разъяснены», 41:34).

"И воздаянием за зло – кара, равная ему. Но кто простит и успокоит, – награда того у Аллаха. Он ведь не любит несправедливых!" (Сура «Совет», 42:40).

"И ты увидишь с их стороны постоянные измены, лишь кроме немногих их них. Так прости же их и не замечай, – ведь Аллах любит добродеющих!" (Сура «Трапеза», 5:13)

Культ Верховного Существа говорит иное: "Будь таким, каков этот мир". В этом культе нет - Различения; Добро и Зло слились в нем воедино. И приверженцы этого культа, словно моряки, брошенные в бурный океан без компаса, плывут вслепую и им желанен любой берег.

Ислам - это прежде всего постоянный и тяжкий труд самоочищения. В Исламе недостаточно пребывать, к нему нужно идти, преодолевать преграды сатанинских соблазнов. Мало называть себя мусульманином, нужно постоянно совершенствоваться на пути Ислама.

Культ Верховного Существа этого не требует. Будь таким, какова природа вокруг тебя и в тебе. "Твой бог - это ты сам" - таков лозунг культа Верховного Существа. И поэтому присутствие добра в культе Верховного Существа всегда направлено к уменьшению, а сам этот культ сливается с культом Сатаны - Абсолютного Зла.

"Ты видишь, что многие из них спешат совершать грехи, враждовать и поглощать запретное. Воистину, скверно то, что они совершают." (Коран 5:62)

Как подменяют заповеди Творца

Необходимо предупредить, что эта глава будет тяжелой для чтения, ибо в ней описываются примеры невероятных жестокостей, массовых убийств ради - Солнца, Огня и Камня или, иначе говоря, в жертву - Верховному Существу. Мы долго колебались, нужно ли описывать все эти зверства, но если их не показать в полной мере, нас вновь и вновь будут дурачить, рисуя язычество в романтическом ореоле, облекая его в покровы мистической мудрости и поэтических символов.

Истинно верующим в Единого Бога нужно знать, почему с такой настойчивостью и непреклонностью Ислам называет язычество (культ Верховного Существа) сатанизмом, почему поклонение идолам есть поклонение дьяволу.

Если мы не будем знать всех этих вещей - страшных и безумных - язычество останется в нашем восприятии таким, каким его стараются, даже сегодня, представить нам его последователи - "прекрасной и поэтической юностью человечества", "гармонией человека с природой и самим собой", "стимулом, породившим высочайший взлет творческого гения" и т.д. Мы будем искать "вдохновение и мудрость" там, где царили и до сих пор царят убийства, садизм, невероятные психические и половые извращения, лютая, поистине сатанинская ненависть к самой жизни. Иисус Христос (мир ему) учил: "По плодам их узнаете их". По плодам, по деяниям, а не по лживым словам!

Мы ограничим примеры жертвоприношений несколькими описаниями, наиболее характерными для культа Верховного Существа. И начнем мы с древней Ассирии.

Ассирийские цари объясняли свои кровавые завоевательные походы таким образом: "Ашшур, владыка, вручил мне сильное оружие, повергающее непокорных, и повелел расширять границы его страны..." Такую надпись оставил ассирийский царь Тиглатпаласар I (1115-1077 гг. до н.э.). Или, как объясняет свои походы другой ассирийский царь Ададнерари II: "По велению Ашшура, великого владыки, моего владыки, я собрал мои колесницы и воинов и пошел на куманийцев..."Или, как писал в своей надписи царь Ашшурнасирапал II: "Когда бог Ашшур, владыка, назвавший мое имя, возвеличивший мою царственность, научил меня и во второй раз повелел мне идти на страну Наири... я собрал мои колесницы и войска, переправился через Тигр". Или: "...послал меня Ашшур, владыка, на страны дальних царей...".

Подобными ссылками на волю бога Ашшура начинается буквально каждое описание походов ассирийских царей. Бог Ашшур - инициатор всех этих бесконечных войн. Волю бога, конечно, царь узнавал через жрецов, а по большим, праздничным дням и сам выступал в роли верховного жреца в жертвоприношениях и богослужениях.

Ашшур, как традиционно, в духе других царей, писал о себе Салманасар I (середина XIII в. до н.э.), "дал мне скипетр, меч и посох". Это - священные регалии царя. Со скипетром и мечом все ясно. Интересен здесь "посох" - типичная принадлежность пастуха (вспомним наших "пастухов" - все боги огня и солнца). Значит, царь - подобие бога Ашшура - "небесного пастуха"? Да, другой царь, Саргон II, прямо говорит о себе: "царь четырех частей света, пастырь Ассирии". Более того, оказывается, и скипетр является "пастушеским орудием". Царь Ашшурнасирапал пишет о боге Солнца, что "он вручил мне в руку скипетр, пасущий людей".

Кто же такой этот бог Ашшур, чьим "земным подобием" выступают ассирийские цари, все сплошь "пастухи-пастыри" и, как они скромно обозначили себя, "солнца всех народов"? "Солнце-Пастух" - это нам уже знакомо. Если царь - земное подобие Ашшура, верный исполнитель его повелений, то "царь небесный", "пастырь неба" - Ашшур должен иметь связь с солнцем.

Обращаемся к "Мифологическому словарю" и читаем, что "Ашшур узурпирует черты многих божеств: он - вершитель судеб..., бог-судья..., военное божество... и даже божество мудрости..." (многоточиями заменены имена других "узковедомственных" богов, чьи функции захватил Ашшур - авт.).

"Эмблема Ашшура - крылатый солнечный диск. На памятниках 2-1 тыс. до н.э. обычно изображается в виде бога с луком, наполовину скрытого крылатым солнечным диском, в лучах которого он как бы парит. На обелиске ассирийского царя Тиглатпаласара I (12 в. до н.э.) Ашшур изображен в виде крылатого солнечного диска, из которого две руки протягивают лук царю победителю".

Конечно, перед нами верховный бог, Верховное Существо, бог Солнца. Чтобы окончательно дополнить его портрет, упомянем еще один штрих - он представлен и как бог-творец. То есть, Ашшур не только Пастух-Солнце, но и Мастер-Солнце, Демиург. Здесь и война, и пресловутая "мудрость" слияния воедино добра и зла, и судьба - словом, весь "джентльменский набор" классического Верховного Существа.

Именем бога Ашшура ассирийские цари (кстати, вся Ассирия носила имя этого божества) вели свои бесконечные завоевательные, грабительские войны, причем цари даже не стеснялись называть себя ворами. И. М. Дьяконов, переводчик используемых нами текстов, в одной из бесед, состоявшихся в начале 90-х годов, сообщил нам пикантную подробность - надписи ассирийских царей изобилуют таким грубым сквернословием, такими омерзительными ругательствами в адрес врагов, что он при переводе попросту изъял их из текстов, так как никакой цивилизованной словесной замены всему этому площадному мату не смог подобрать.

Царям-матерщинникам доставалась богатая добыча, а что же получал их "небесное подобие", бог Ашшур? Конечно, жертвы. И вот в каком виде. Пишет. Тиглатпаласар:
"...тела их воинов в сече битвы я смел в кучи, как дождевой поток, кровью их я заставил течь ущелья и высоты гор; головы их я отрубил, рядом с поселениями их я насыпал их, как зерновые кучи...»

Ашшурнасирапал II: "260 бойцов их я сразил оружием, головы им отрубил, сложил башней..., начальника поселения Ништун я ободрал в Арбеле, кожей его одел городскую стену... 3000 человек их полона сжег в огне, не оставил ни одного из них как заложника... Их тела я сложил башнями, их юношей и девушек сжег на кострах. Хулая, их начальника поселения, я ободрал, кожей его одел стену города Дамдамуса. Город я разрушил, снес, сжег в огне. Поселение Мариру в окрестностях его я покорил... 200 человек их полона сжег в огне... Я выступил из Кинабу и подошел к Тэле... 3000 их воинов сразил оружием... Их многочисленный полон (т.е. пленных) я сжег в огне, многих людей живыми захватил в руки - одним я отрубил кисти и пальцы, другим отрубил носы, уши и пальцы их, а многим людям ослепил глаза. Я сложил одну башню из живых людей, другую из голов, и привязал к столбам их головы вокруг их города. Их юношей и их девушек я сжег в огне, город разрушил, снес, сжег в огне и пожрал его... я осадил вершины гор, покорил их... головы бойцам их отрубил, сложил из них столп напротив их города, их юношей и девушек сжег на кострах... Город я осадил, мои храбрецы налетели на них, как птицы. 600 бойцов я сразил оружием, головы им отрубил; 400 человек живыми захватил в руки, 3000 человек их полона я вывел. Я подошел к городу Уда... вывел 3000 человек их полона. Живых людей вокруг города посадил на колья, некоторым ослепил глаза... Город я покорил, 800 бойцов сразил оружием, отрубил головы, много живых людей захватил в руки, остальных из них сжег в огне, тяжелый полон их полонил, башню из живых и из голов воздвиг перед их воротами, 700 человек перед их воротами посадил на колья, город разрушил, снес, обратил в холмы и пепел, их детей сжег на кострах".

Салманасар III: "Осадил и захватил город, перебив многочисленных его воинов, полонил полон, сложил башню из голов напротив города; их юношей и девушек сжег на кострах (в примечании И. М. Дьяконов указывает, что вместо "юношей и девушек" можно читать и "мальчиков и девочек")... осадил и захватил город, перебил его многочисленных воинов, полон полонил, сложил башню из голов напротив города и сжег в огне 14 окрестных поселений... Арзашку вместе с его окрестными поселениями я разрушил, снес, сжег огнем; сложил башни из голов напротив ворот; одних зарыл внутри башен живьем, других посадил вокруг кучи на колья..." Итак далее в том же духе...

Самое страшное в этих "реляциях богу" - их обыденный, даже бюрократический тон. Тысячи людей, взрослых и маленьких, умерщвлялись с изощренной жестокостью или тяжело калечились - во славу и в жертву Ашшуру, и ненасытный бог устами своих жрецов требовал все новых и новых жертв. И так - без конца, до той самой поры, пока одна из самых кровавых держав мира не рухнула в 610 г. до н.э. под согласованными ударами соседей, которые, впрочем, тоже не отличались милосердием.
Ни один народ, преданно служа Сатане, не может считаться у него «привилегированным», так как Сатана ненавидит с одинаковой яростью всех людей, все народы. «Воистину, сатана - предатель (враг) для человека» (Сура «Различение», аят 29).

Мы видели, что жертвоприношения Ашшуру совершались по неизменному ритуалу - после каждого захваченного ассирийцами города, оказавшего малейшее сопротивление их войскам, сотни и тысячи людей умерщвлялись, им отрубали головы и складывали эти "трофеи" в огромные "кучи", "столпы" и "холмы"; мальчиков, девочек и вообще молодежь живьем сжигали на кострах; многих сажали на колья, где эти несчастные умирали медленной и мучительной смертью; некоторых погребали живьем под кучами голов, где те умирали от тяжести жуткого груза; военачальников обдирали и кожу вывешивали на стенах города; самая "милосердная" казнь - отрубание ушей, носов, кистей рук и выкалывание глаз.

Добавьте к этому невероятное сквернословие ассирийцев и ту легкость, с которой их цари и военачальники называли себя "ворами". И если после всего этого читатель не согласится с тем, что перед ним классический случай массового безумия, внушаемого безумным "богом" и его жрецами, то он не знаком даже с основами психиатрии.

Языческий бог - всего лишь идея, видимость, иллюзия. Но он обретает страшную реальность, когда дьявол проникает в мозг человека и зажигает в нем огонь безумия. Тогда логика опрокидывается, зло начинает казаться добром и мир содрогается, не находя объяснение Вселенскому Кошмару. Но разве безумие можно "объяснить"!? Чтобы объяснить безумие, нужно самому быть безумцем, чтобы постичь дьявола, нужно стать служителем его культа, но да убережет нас Аллах от такого "постижения" зла!

В Исламе Бог олицетворяет собой добро, а Иблис (Сатана) является воплощением зла. Религии Единобожия никогда не смешивают эти понятия, рассматривая их как резко разграниченные и противопоставленные антитезы. Этим монотеизм (Единобожие) и отличается от культа Верховного Существа, в котором добро и зло нераздельны и неотличимы друг от друга, а само Верховное Существо воспринимается как богосатана или дьяволобог. "В боге - дьявол и в дьяволе - бог" - так сформулировал принцип этой религии В. Гюго, который, являлся одним из самых почетных эзотеристов ("посвященных") тайного ордена.

Теперь мы поймем, что хотел выразить иллюминат Гете, вкладывая в уста Мефистофеля (дьявола) следующие слова: "Я - часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо". Кстати, именно эти слова взял в качестве начального эпиграфа к своему знаменитому роману "Мастер и Маргарита" писатель М. Булгаков, словно для того, чтобы читатель знал, чей образ он воплотил в Воланде. Примечательно, что первый вариант названия этого романа звучал так: "Евангелие от Сатаны..." Роман этот, безусловно, написан - посвященным.

Специалист-религиовед замечает о Воланде, что "он олицетворяет некое "дьявольское предопределение"- он как будто может распоряжаться человеческими судьбами, о чем прямо заявляет на первых же страницах романа". И далее: "Получается, что булгаковский дьявол обладает качествами, которые должны принадлежать божеству... Однако, такая трансформация ненова. К ней издавна прибегали создатели ересей внутри христианской веры-манихеи, богомилы, катары. Суть этих ересей в том, что Христос не смог уничтожить "дело дьявола"- хотя для борьбы с дьяволом он и был, по Евангелию, послан на землю... Добру не удалось победить зло, и Богу пришлось разделить власть с Сатаной. Себе Он оставил небеса, а "противостоящему" уступил землю, живых людей, поэтому все земное зло и земное добро - не от Бога, а от Сатаны. И вот что замечательно: булгаковский Сатана именно такой - от него исходит и добро, и зло..."

Особенно прославились в древнем мире своими человеческими жертвами (преимущественно детьми) финикийцы и карфагеняне. Известны случаи, когда в жертву Элу (Илу, Баал-Хаммону) приносились сразу по нескольку сотен детей. Например, когда сиракузский тиран Агафокл осадил Карфаген, жрецы Баал-Хаммона выбрали двести знатных семейств города и потребовали у них отдать в жертву богу своих младенцев. Это требование было беспрекословно выполнено и, в порыве богобоязни, карфагеняне добавили к затребованным младенцам еще 300 детей "сверх плана". Перед сожжением на жертвеннике, жрецы уносили детей вглубь храма и там, без посторонних свидетелей, перерезали им горло. Разумеется, мы не должны сомневаться в том, что драгоценная детская кровь, вместилище жизненной энергии, не пропадала втуне - жрецы тоже должны были получить свою долю...

Затем мертвые тельца клались на вытянутые руки бронзовой статуи бога и по ним скатывались в погребальный костер. Вокруг костра устраивались бешеные пляски, звучали десятки флейт и лир, гремели тамбурины. Участники этого действа закрывали лица отвратительными личинами, чтобы отогнать демонов, но вероятно, сами были похожи на безумных демонов.

Храмы финикийцев и карфагенян, в которых приносились жертвы, имели перед собой площадку, в центре которой стоял священный камень, называемый бетэль ("дом бога") - считалось, что солнечный (огненный) бог живет в этом камне. Эта символика нам уже знакома и мы можем просто отметить ее.

Языческое идолослужение

Нигде, ни в одном уголке земного шара обряды человеческих жертвоприношений не достигли той степени всеобщего безумия, с которым европейцы столкнулись на американском континенте, в особенности в центральных и южных его районах. С подобными явлениями сталкивались мусульмане и христиане и в глубине Африки, у тропических племен.

Во время продвижения отряда Кортеса от побережья вглубь Мексики в каждом ацтекском городе испанцы находили по нескольку десятков тысяч черепов принесенных в жертву людей, а в столице ацтеков, городе Теночтитлане, вокруг главного храма Солнца испанец Берналь Диас насчитал 136 тысяч черепов.

Дадим слово польскому исследователю Зенону Косидовскому:
"Верховным божеством считался бог солнца, источник всякой жизни, однако ацтеки поклонялись прежде всего грозному богу войны Уицилопочтлю. В его лице и в приносимых ему жертвах нашли свое выражение кровожадные инстинкты ацтеков. Этот омерзительный бог, едва появившись на свет, запятнал себя кровью собственной семьи: он отрубил головы своим братьям и единственной сестре. Его мать, отвратительное существо с черепом мертвеца вместо головы и когтями ястреба вместо пальцев, вызывала у всех ужас.

Человеческие жертвы ацтеки приносили следующим образом. Четыре жреца, размалеванные в черный цвет, в черных одеждах, хватали юношу за руки и ноги и бросали его на жертвенный камень. Пятый жрец, облаченный в пурпурные одеяния, острым кинжалом из обсидиана распарывал ему грудную клетку и рукой вырывал сердце, которое затем бросал к подножию статуи бога. У ацтеков существовало ритуальное людоедство: сердце поедали жрецы, а туловище, сброшенное со ступеней пирамиды, уносили домой члены аристократических родов и съедали его во время торжественных пиршеств.

Кроме 18 главных празднеств в году, нередко продолжавшихся по нескольку дней, едва ли не каждый день отмечался праздник какого-нибудь из богов, поэтому человеческая кровь лилась непрерывно.

...Богине плодородия приносили в жертву молодую девушку. Раскрашенная в красный и желтый цвет, что символизировало кукурузу, она должна была исполнять изящные ритуальные танцы, а потом гибла на жертвенном алтаре.
...В религии ацтеков существовал даже особый покровитель человеческих жертв - божок Хипе. В его честь жрецы сдирали кожу с живых юношей, которую натягивали на себя и носили 20 дней. Даже сам король надевал кожу, срезанную со стоп и ладоней.
...Верхом дикости представляется нам ритуал, связанный с культом бога огня. Жрецы разжигали в храме этого бога огромный костер, потом раздевали догола военных пленников и, связав их, бросали в огонь. Не дожидаясь, пока они погибнут, вытаскивали их крючьями из пламени, клали себе на спину и исполняли ритуальный танец вокруг костра. Только после этого жрецы закалывали их на жертвенном камне.
...Религия ацтеков не щадила даже детей. Во время засухи жрецы убивали мальчиков и девочек, чтобы бог дождя смилостивился. Младенцев, купленных у нищих родителей, наряжали в праздничные одежды, украшали цветами и в колыбелях вносили в храм. Закончив ритуальные обряды, их убивали ножами.
Как только появлялись первые ростки кукурузы, детей умерщвляли по-иному: им отрезали головы, а тела хранили в горных пещерах как реликвии. В период созревания кукурузы жрецы покупали четырех детей в возрасте пяти-шести лет и запирали в подвалах, обрекая на голодную смерть.
...Во время торжественного освящения храма бога войны в Теночтитлане, состоявшегося в 1488г., было убито 20 тысяч пленников, а Монтесума, чтобы отметить свою коронацию, послал на смерть 12 тысяч воинов.
...Из индейских хроник мы знаем, что обедневшие родители, доведенные до крайней нужды, продавали своих детей не только в рабство, но и храмам для кровавых жертв. Доходило даже до того, что некоторые супруги постоянно занимались этим страшным "промыслом" и плодили детей с целью продажи их на ритуальное заклание.
...Два верховных жреца занимали второе по значению - после короля - положение в государстве. Их влияние достигало отдаленнейших уголков, так как они располагали многочисленным нижним клиром, рассеянным по всей стране. Достаточно сказать, что при главном храме в Теночтитлане жило 5 тыс. жрецов разного сана. Во время правления Монтесумы именно они, а не сановники решали политические дела.
...В 1479 г. должен был состояться великий праздник освящения каменной плиты с изваянным на ней ацтекским календарем - знаменитого ныне "Камня Солнца"... Король Ахаякатль созвал на совет королей союзников и военачальников, чтобы подумать, кому объявить войну для получения необходимого количества пленников. Решили двинуться против племен тласкаланцев. Но войска ацтеков понесли позорное поражение и вернулись с пустыми руками. Короли и вожди долго совещались, и битву начали меж собой сами союзники. Ацтеки взяли в плен 700 воинов, а их союзники - 400. Так как торжество освящения камня являлось делом общим, то в жертву предназначили и тех, и других. Пленных воинов поставили в ряд возле "Камня Солнца", потом король, жрецы и сановники закололи их кинжалами. Ни один не остался в живых.

Не отставали в садизме кровавых человеческих жертвоприношений и жрецы майя, инков и других перуанских народов. Везде - почитание Огня, Солнца и Камня, везде - массовое и ежедневное умерщвление людей, в особенности детей и красивых, здоровых молодых людей, везде - ритуальный каннибализм и особая "любовь" к человеческим головам.

В Перу, там, где в XVI веке европейцы обнаружили империю "детей солнца" инков, уже около 10-9 тысяч лет назад появились первые каменные храмы, жреческое сословие, которое одновременно являлось и первой аристократией.

Профессор Тельо, открывший древний перуанский город Чавин, построенный в IX веке до н.э., раскопал главное святилище этого города - огромный каменный блок с символикой созвездия Ориона. "Камень Ориона" - один из самых устойчивых символов Верховного Существа, дошедший через века до наших дней и занимающий центральное место в эзотерическом произведении Н. К. Рериха "Криптограммы Востока". Укажем, что лестницы Чавинских храмов строились по четко определенной схеме: "Часть лестницы, обращенная на север, сделана из камня черного цвета, часть, обращенная на юг, из белого камня". В отличие от М. Стингла, который называет это чередование "загадочным", читатель уже должен знать, что в культе Верховного Существа север (левая сторона) олицетворял дьявола, а юг (правая сторона) - бога. Поэтому эти стороны света и обозначены соответствующими цветами. В том же Чавине найдена статуя божества с человеческим телом и ягуарьими (ягуар в Америке - животное солнца) чертами лица. Этот бог правую руку воздел к небу, а левую - к земле, что является еще одним выражением символики "богодьявола", Верховного Существа.

Все культы были поглощены культом Солнца-Творца или Мастера-Солнца. Самое важное для почитателей этого верховного божества или Верховного Существа - исправно и регулярно поставлять ему массовые жертвоприношения в виде умерщвляемых на его каменных алтарях людей. Поэтому Солнце стало и богом войны, как и у ацтеков, евреев, ассирийцев и т.д. Ведь военные походы для расширения владений, империй, приносили столько человеческих жертв, что Верховное Существо могло быть довольным...

М. Стингл пишет: "Согласно представлениям мочикцев, человеческая кровь была излюбленной пищей богов. Божество само двигало рукой жреца, когда тот пронзал ритуальным ножом горло жертвы". Кстати, жрецы в Америке, как и везде в мире, передавали человеческую жертву богу часто "через себя", то есть сами ее съедали, что было равнозначно тому, что ее съел бог.

М. Стингл задается вопросом, а не был ли Виракоча (бог солнца) инков чем-то большим, чем языческий бог? Бог, утопающий в человеческой крови, бог-людоед, которому прислуживают жрецы-мясники, бог-тиран, воплотивший идею завоевания и порабощения народов, бог-садист, которого не удовлетворит простое убийство, а только зверское, мучительное - как далек этот безумный образ от Истинного Бога, Бога Любви и Милосердия, Господа Миров, к которому обращены сердца, помыслы и дела верующих в Него!

Г. Климов пишет: "...большинство книг майя оказалось сожжено. И при довольно странных обстоятельствах. Это не был вандализм пьяной солдатни или невежественного инквизитора. Совсем наоборот, это сделал епископ Диего де Ланда, миссионер и просветитель индейцев, которого его современники считали святым и единственный человек (европеец), который эти книги читал. Ключ к тайнописи майя де Ланда получил от жрецов. Но когда он стал читать их летописи, это наполнило его душу таким ужасом и отвращением, что он велел собрать все эти книги и сжечь. Больше того, зная обычай индейцев хоронить книги вместе с мертвецами, он велел раскопать все могилы, где они могли храниться и найденные книги тоже предал огню. До самой смерти де Ланда мучился желанием рассказать что-то о загадочной религии майя, но каждый раз обрывал себя словами: "В ней скрывается сам дьявол!".

Мы могли бы очень долго приводить примеры подобных жертвоприношений с поеданием людей, среди них такие непревзойденные по своей жестокости, какие производили, в частности, орисскис конды (Индия), отрывавшие и поедавшие куски мяса у еще живых людей, но, у нас уже нет сил описывать и цитировать описания всех этих омерзительных, безумных сцен. Добавим только, что все эти обряды были распространены буквально во всех регионах мира - в Европе, Азии, Африке, Австралии, Океании и везде, где под ритуальными ножами покрытых кровью жрецов и шаманов испускали предсмертные крики умерщвляемые люди, выступает отвратительная личина - Верховного Существа, верховного бога, чаще всего почитаемого в трех выявленных нами ипостасях - Солнца, Огня и Камня.

Языческие боги - творение безумных

В этнографической науке хорошо известен термин "промискуитет", расшифровка которого неизменно вызывает в студенческих аудиториях веселое оживление. Этим термином обозначают беспорядочные половые контакты в первобытных коллективах по принципу "все со всеми". Медики однако объясняют, что такие отношения дают очень мало поводов к веселию, так как инцесты (кровосмесительные связи между близкими родственниками) порождают дегенеративное потомство, психических и физических уродцев. Так, исследования, проведенные японскими и чехословацкими специалистами независимо друг от друга, показали, что более 50% всех инцестуозных детей появляются на свет с тяжелыми психическими и физическими дефектами. Даже в современном мире инцесты происходят гораздо чаще, чем это отражено в статистике. Во Франции и некоторых других западных странах, к примеру, выходят журналы для инцестуознимов, в которых матерям даются советы как лучше совратить своих сыновей-подростков.

Если верить классикам марксизма, не противоречащим, впрочем, наблюдениям этнографов, то инцесты в древних обществах были не исключениями, а правилом. Так, К.Маркс отмечал: "Не только брат и сестра были первоначально мужем и женой, но и половая связь между родителями и детьми еще в настоящее время допускается у многих народов".

Именно из этой среды вырастала и постоянно пополнялась жреческая элита. И, конечно, их безумие, их закомплексованность, их извращенность нашли свое отражение в культе - Огня, Камня и Солнца.

Более чем двадцатилетние наблюдения за жрецами, шаманами и знахарями, проведенные среди племен Америки, Африки, Австралии и Океании, заставили американского ученого врача Гарри Райта придти к заключению, что служитель культа в этих обществах "часто бывает человеком ущербным - физически или социально. Он может быть слабоумным или калекой, даже эпилептиком.... Зачастую он подвержен видениям, трансам и другим ненормальным психологическим состояниям. В некоторых племенах знахаря называют тем же словом, что и помешанного, поскольку он осуществляет свои функции с помощью тех же духов, что властвуют над душевнобольными". Наблюдения Гарри Райта убеждают, что невротиками (душевнобольными) были почти все шаманы, жрецы и колдуны.

Ссылаясь на работы известных российских ученых В. М. Михайловского и Н. А. Богораз -Тана, Григорий Климов пишет: "Когда ученые впервые исследовали сибирских шаманов среди якутов, бурят, чукчей и лопарей, то обнаружили там странные вещи. А странности с этими шаманами заключаются в следующем: для большинства шаманов характерны гомосексуальность или другие половые извращения. И чем сильнее эти характеристики, тем могущественнее данный шаман. Но за этими половыми извращениями следуют психические болезни, которые порождают специальные психические комплексы, являющиеся ключом к пониманию шаманов и шаманства. И эти комплексы настолько сильны, что если шаман переставал заниматься шаманством, то нередко он заболевал и даже умирал...

Гомосексуализм - такой же элемент язычества, как человеческое жертвоприношение или поклонение идолам

Реестр половых извращений в сатанинских культах не замыкается на гомосексуализме; перечень пороков обширен, но если многие извращения скользят по грани допустимого, гомосексуализм - явление особого порядка; это нарочитое противостояние законам естества, это - вызов, открытый бунт против человеческой нравственности.

В двухтомной "Истории тайных союзов" Г. Шустера мы обнаруживаем тайные мужские союзы на всех континентах, во все времена человеческой истории; нет на земле региона, населенного людьми, и нет эпохи, доступной изучению, чтобы мы не обнаружили в этих регионах и в эти эпохи тайные общества, мужские союзы, ордена, мистерии - и, все без исключения, эти ассоциации носят религиозный характер: от какого-нибудь "общества Шакала" в дикой Африке до масонской ложи в респектабельном Лондоне. Указанный порок присущ всем этим тайным организациям и масонство отнюдь не является исключением из правила. Так, в журнале гомосексуалистов США "Уан" можно прочесть: "При современной социальной и культурной системе гомосексуалист автоматически оказывается членом международного масонства..." . Современный русский писатель Георгий Сомов выявляет и обратную зависимость этого закона: «Особо нужно отметить, - пишет он, - что педерастия для масонства обязательна» (Газета «Новый Петербург» за 5 ноября 1998 года).

Теперь мы можем представить себе подлинные масштабы гомосексуальных извращений в языческих культах и тайных союзах, учреждаемых служителями этих культов. Приведем несколько иллюстрационных примеров из книги И. Блоха: "Наибольшего распространения гомосексуализм и гомосексуальная проституция достигли в доколумбовской Америке. Мужчины, носившие женскую одежду, существовали чуть ли не в каждом племени Северной Америки. В северо-западной Америке они стояли близко к жрецам, которые у многих племен должны были носить женскую одежду. В племени саук мужчина, которому приснилось злое божество, луна, надевал женское платье, служил женщиной и отдавался мужчинам. Гомосексуализм нередко считался религиозным обычаем, а гомосексуалисты - избранными людьми. Так, у ирокезов обычай феминизации отдельных мужчин связан был с религиозными представлениями...

Что касается гомосексуальной религиозной проституции древнего мира, то прежде всего Библия дает нам самые надежные и интересные доказательства факта ее существования и большого значения в местах, где господствовала ассирийская культура...

Кроме того, по Библии (Лев. 18,3 и ел.), педерастия принадлежит к "делам земли Египетской", а также (Лев. 18,21 и 22) связывается с служением сиро-финикийскому богу Молоху.

У древних израильтян храмовые гомосексуалисты, называемые "кдешим", подвергались кастрации, подобно "галлам", служившим богине Кибеле.

Религиозная окраска феминизации и гомосексуальности наблюдается также в греческих культах. Во время празднеств "антестерий", посвященных богу Дионису, афиняне - как старики, так и юноши и эфебы - одевались по-женски. У гераклидов жрецы и другие мужчины носили женскую одежду.

Японские жрецы не должны были иметь половых сношений с женщинами, а только с мужчинами.

Известно, что все римские императоры, являвшиеся в восприятии народа богами Солнца и одновременно жрецами этого светила, были гомосексуалистами, а некоторые из них, такие как Калигулла и Нерон, совмещали этот порок с кровосмесительством. О многих таких случаях повествует античный автор Светоний в "Жизни двенадцати цезарей".

Такова была языческая "элита" человечества, законодатели в области "морали и нравственности", "образцы для подражания".
Поговорим теперь на тему "сексуальная жизнь богов"

Языческие боги могли иметь в супругах и любовницах своих матерей, дочерей, сестер, тетушек, племянниц, бабушек и внучек (одной из любовниц Аполлона была его внучка Дриопа). Родившиеся от этих противоестественных связей дети сами вступали в инцестуозные отношения друг с другом.

Так, любовником Зевса был Ганимед, сын царя Троса и нимфы Каплирои. Своей гомосексуальностью известны также и сыновья Зевса - Аполлон и Геракл.

Но, может быть, только греческие боги были такими развратниками? Нет, конечно. Распутниками, убийцами и кровосмесителями были языческие боги всех религий, независимо от эпохи или географии. Приведем некоторые примеры.

Шумерский бог неба Ан был женат на своей дочери Инанне, которая впоследствии стала любовницей своего сына, бога войны Шара.

Индийский бог Вишну был женат на своей матери Адити, которая, к тому же, была еще и гермафродитом.

Первопредки скифов Липоксей, Арпоксай и Колоксай родились от связи Таргитая с собственной матерью Апи.

Иранцы первопредком считали Джамшида, женатого на своей дочери Арнаваз.

У африканского племени ашанти бог неба Ньяме был женат на своей дочери Асасе-Афуа.

Сиро-финикийский бог Балу, рожденный женщиной, которая попеременно была любовницей то его отца Дагона, то его деда Илу, женился на своих дочерях Пидрай, Талай, Арцай и на своей сестре Анат.

Индонезийские племена (банар, ма, срэ и др.) своими первопредками называли неких юношу и девушку, о которых известно, что они были братом и сестрой.

Дам Шан, культурный герой вьетнамских эдэ, был женат на двух своих сестрах. После его смерти вдовы-сестры вышли замуж одна за своего племянника, а другая - за сына.

В мифах африканских дагонов Йуругу, покровитель колдунов, совершил инцест с матерью и после этого обрел дар речи и способности к прорицательству.

В латинских мифах Эвандр убивает своего отца Гермеса, чтобы без помех жениться на своей матери Карменте.

То же самое сделал и герой кетских мифов Каскет - убил отца и женился на матери.

Кецалькоатль, один из главных богов индейцев Центральной Америки, выпив опьяняющий напиток из сока агавы, совершил инцест со своей сестрой. Титул "кецалькоатль", кстати, носили верховные жрецы - правители столицы тольтеков Толлана (Тулы).

Кигва, первый правитель Руанды и легендарный культурный герой, был женат на своей сестре Ньинабатутси. Их дочь впоследствии стала женой своего дяди по имени Лутутси.

В мифах африканского племени ганда (Уганда) культурный герой и родоначальник правящей династии Кинту был женат на своей сестре Намби.

Карены в Мьянме рассказывают, что они произошли от супругов, брата и сестры Ланьеин и Амонг.

В мифах фон (Африка) основатель магии, колдовства и жертвоприношения, покровитель колдунов Легба был женат на своей сестре-гермафродитке и ее дочери одновременно.

У бантуязычных племен Тропической Африки (или, тонга, биса, вемба, луба, субийя, коанде и др.) предками людей считались супруги Мулонг и Мвиамбузи - брат и сестра.

В мифологии лису (Китай и Мьянма) владыка неба Маква устраивает потоп, но дает возможность неким брату и сестре спастись в огромной тыкве. От них, считали лису, происходят люди.

Такую же историю рассказывают и в племени нага (Северо-Восточная Индия). От потопа спаслись брат и сестра, Медунгаси и Симотинг, породившие людей.

У римлян родителями Ромула и Рема считались Амулий и Рея Сильвия. Рея Сильвия была не только женой, но и племянницей Амулия, дочерью его брата Нумитора.

Фрейр и Фрея в скандинавской мифологии были не только супругами, о которых рассказываются трогательные истории, но и братом и сестрой.

В мифах ман (Вьетнам) первопредок Фухай вместе с младшей сестрой спасся от потопа и, женившисв на ней, породил род людской.

Любопытному божеству поклонялось племя игбо в Африке. Звали это божество Чуку (или Чи). В образе женщины Чуку родила дочь Але и сыновей Амаде Онхиа и Игве. Выдав дочь Але за сына Амаде Онхиа, Чуку потом обрела природу мужчины и сама женилась (или женился) на своей дочке Але.

В мифах ибибио (Африка) богиня Эка-Абаси порождает людей в супружестве со своим сыном Обумо.

Перелистав "Мифологический словарь", читатель без особого труда и сам обнаружит десятки, если не сотни, описаний подобных кровосмесительных связей.

Непреложной закономерностью, обязательным явлением инцест становится среди богов, связанных с Огнем, Камнем и Солнцем. Уделим краткое внимание и этим примерам.

У майя Центральной Америки сын бога солнца Ицамна был женат на своей сестре, богине луны Иш-чель. У них родилась дочка с красивым именем Иш-Чебель-Йаш, богиня весны и плодородия. Ицамна женился и на ней.

В мифах фон (Африка) бог солнца Агбе имеет сестру и, естественно, женится на ней.

Уже упоминавшаяся нами сиро-финикийская богиня Анат, супруга своего брата Балу, изображалась с рогами, растущими из лба, и солнечным диском между ними.

Иранский бог солнца Митра был сыном Ахурамазды и Армайти, которая одновременно была и дочерью Ахурамазды.

С культом солнца у западных семитов была связана и богиня Асират, супруга и дочь верховного бога Илу.

В литовской мифологии Аушра является супругой и дочерью Солнца, изменяя ему иногда с Лунным богом.

У дагестанских народов (лакцев, аварцев, лезгин, даргинцев, рутульцев) супружеская пара солнце и луна (Барг и Барз, Бак и Варз, Раг и Бадз, Берхи и Моц, Вириг и Ваз) являются одновременно братом и сестрой.

У древних греков родителями бога солнца Гелиоса и богини луны Селены были Гиперион и Тейя, брат и сестра, дети Геи и Урана.

В мифах нгада (остров Флорес, Индонезия) бог солнца Дева был женат на своей дочери Ниту.

Аполлон, Геракл и Дионис, древние солярные божества, были женаты на родственницах: Аполлон на своей внучке Дриопе, Геракл на своей сестре Гебе и Дионис на своей матери Деметре.

В мифах эдэ (Вьетнам) богиня солнца Хкунг постоянно преследуется своим братом, богом луны И Ду, домогающимся ее любви. Во время солнечных или лунных затмений происходит их соитие, как считали эдэ.

А вот необычайная генеалогия египетского бога солнца Гора (или Хора). Атум, древний бог солнца, однажды проглотил свое семя и этим оплодотворил себя (вспомним греческую Гею). Он произвел на свет близнецов Шу и Тефнут, которые породили брата и сестру Геб и Нут. Геб и Нут поженились и у них родились два сына (Осирис и Сет) и две дочери (Исида и Нефтида). Осирис женился на Исиде, а Сет - на Нефтиде. Затем, как мы уже писали, злой Сет убивает Осириса, но Исида зачинает от трупа мертвого мужа и родит сына Гора. Гор мстит за смерть отца Сету и женится на матери Исиде.

В мифах чибча-муисков (Южная Америка) бог солнца Бочика был женат на своей матери Бачуэ, совсем как Гор на Исиде.

В мифах тарасков (Мексика) бог солнца и огня Курикавери был женат на своей сестре Куеравапери.

Восточные славяне путали пол Купалы, изображая его то мужчиной, то женщиной (андрогинность), но были единодушны в том, что этот солнечный бог имел кровосмесительную связь со своей сестрой Марой.

В мифологии минахасов (Западная Индонезия) бог солнца Тоара женится на своей матери Лумимут.

Африканское племя фон поклонялось андрогинному божеству Нана-Булуку, который (или которая) порождает из себя брата и сестру, близнецов Маву и Лиза. Причем Маву и Лиза тоже рождаются гермафродитами. Маву играет в этой странной паре роль мужа и является богом луны, а Лиза играет роль жены и является богиней солнца. Лунные и солнечные затмения происходят во время любовных игр этой парочки. Еще более пикантный вариант этого мифа ("миф кузнецов") повествует о том, что гермафродит Маву - отец гермафродита Лиза, причем отец и сын при всем этом сохраняют взаимные супружеские отношения и у них даже рождается сын Дан. Поистине, нет пределов для извращенной фантазии!

В мифах кечуа (Перу) сын солнца Манко Капак, легендарный основатель правящей династии инков, был женат сразу на четырех своих сестрах.

В индуистской мифологии сын солнечного бога Вивасвата Ману был женат на своей дочери Иде и воссоздал с ней после потопа человеческий род.

В мифах Океании солнечный бог Мауи женится на своей матери.

У микронезийских племен бог солнца На-реау женится на своей дочери и порождает с нею первых людей.

В мифах йоруба (Африка) бог солнца Орун и богиня луны Ошу рождаются от брака бога воздуха Орунгана со своей матерью.

В чрезвычайно сложной индуистской мифологии имелось несколько солнечных божеств и один из них, Праджапати, совершает инцест со своей дочерью Ушас - богиней утренней зари. Другой древнеиндийский бог солнца Пушан делает своими любовницами сразу и мать, и сестру.

Агни, индуистский бог огня, был любовником своей дочери Рохини.

В другой части Полинезии почитался сын солнца Тинирау, женатый на своей матери Хине.

Греческий бог солнца Гелиос имел от своей сестры Эос придурковатого сына Фаэтона, который чуть не спалил всю землю, потеряв управление отцовской колесницей и вызвав панику среди богов.

Китайцы полуострова Шаньдун до сих пор считают, что их предками являются бог солнца Фуси и его сестра-супруга Нюйве.

В мифах нанайцев, орочей, ороков, ульчей и удэгейцев богиня солнца Мамельди является женой своего брата Хадау. Эта божественная супружеская пара наиболее почиталась сибирскими шаманами, считавшими ее своими родителями и покровителями.

У ханты и манси богиня солнца Хатал-Эква находится в замужестве за своим братом, богом луны.

У бурят люди считаются потомками Пахонга и Туйи, брата и сестры, чьими родителями, в свою очередь, являются бог солнца и его мать Эхе-бурхан.

"Мифология говорит вам, - писал Зигмунд Фрейд, - что якобы столь отвратительный для людей инцест без всяких опасений разрешается богам". Мы могли убедиться, что это действительно так.

Гермафродиты, андрогины, то есть боги, сочетающие в своей природе мужские и женские качества, имели повсеместное распространение в древних религиях и в особенности в тех культах, которые развились от почитания - Огня, Солнца и Камня. Двуполость (андрогинность) божества есть ни что иное, как его гомосексуальность, способность выполнять функции как "мужчины", так и "женщины".

Древнеиндийский бог огня Агни, как и его скандинавский "коллега" Локи, мог оборачиваться женщиной и в таком виде вступать в сексуальное общение с богами-мужчинами.

В той же древнеиндийской мифологии мать и одновременно жена бога Вишну иногда являет себя и в мужском качестве - то есть обладает двуполостью.

Двуполым представлен в мифах африканцев племени дагон бог-творец Амма, впрочем, как и все его дети.

Древнеармянский бог солнца Арэв предстает в мифах то прекрасной девушкой, то не менее прекрасным юношей. Словом, гермафродитом.

Об египетском Атуме мы уже писали, напомним только, что андрогином был не только он, но и его внуки - Осирис и Сет.

Греческий Дионис, сын Зевса и его дочери Персефоны, родившийся недоношенным (Зевс донашивал его в своем бедре), обладал столь явно выраженной женоподобностью, что фракийский царь Ликург, увидев его двусмысленные повадки, отказался ввести в своей стране его культ (за что, кстати, Зевс, пекущийся о популярности своего сынка-гомика, наказал царя безумием).

Древнекорейское божество "Женщина-Солнце", несмотря на свое имя, довольно часто предстает в мифах и в мужской ипостаси.

В мифологии бушменов бог солнца Ишоко представлен суровым мужчиной. Тем не менее, он выполняет функции жены при боге луны Хайнэ, который, впрочем, тоже гермафродит.

У племени фон (Африка), как уже отмечалось выше, бог солнца Лиза и бог луны Маву - оба двуполые любовники, представляемые в мифах то как брат с сестрой, то как отец с сыном.

Солярный (солнечный) бог Вишну, сын и супруг своей двуполой матери Адити, тоже иногда выкидывал интересные фокусы. Однажды он превратился в прекрасную девушку Мохини. Шиве, увидевшему это превращение, так понравился Вишну в девичестве, что он стал просить бога снова повторить этот трюк. Вишну легкомысленно согласился, но тут Шива совершенно по-скотски изнасиловал бога и тот родил после этого сына по имени Хара-Хара. Кстати, двуполым был и сам Шива, так что Вишну при желании мог бы отплатить ему.

Двуполым представлен и монгольский бог огня Отхан-Галахан, как него прусский собрат, бог огня Панике.

С огнем связан и зулусский бог-первопредок Ункулункулу, чье имя переводится как "старый, очень старый". Старика, судя по рассказам о нем, вполне можно было называть и старушкой, так как он андрогин.

У нанайцев духом шаманов, передающимся по наследству, считался двуполый Аями. Похоже, что этот дух - персонифицированный гомосексуальный ген шаманов.

В шумерской мифологии бог врачевания Даму, одно из воплощений солярного бога Думузи, имел мужскую и женскую природу.

Если духом сибирских шаманов считался двуполый Аями, то их африканские собратья по профессии, колдуны племен йоруба и фон, своим покровителем считали андрогина Ифа (или Фа).

В скандинавской мифологии родоначальником богов считается двуполое существо Имир.

В греческих мифах сохранились даже имена любовников гомосексуалиста Аполлона, солнечного божества - Карн, Кипарис и др. Такие же гомосексуальные связи имел и солнечный Геракл - среди его "душек" называют Абдера и Корита.

Малоазийская богиня, Великая Мать Кибела, также имела двойную природу. В мужском воплощении ее часто называли Агдистисом. Эта двуполая богиня воспылала любовной страстью к своему двуполому сыну Аттису и тот, чтобы избежать ее домогании, оскопил себя.

Жрецы в Западной Индонезии считали своим покровителем двуполое существо по имени Силеве Нацарта, которое было женой бога Ловалангу - в этом отношении локровитель индонезийских жрецов полностью соответствует покровителям сибирских шаманов и африканских колдунов.

В мифах индейцев навахо бог солнца женат на андрогине Ахсоннутли.

Мужские и женские свойства имел и бог солнца Митра, которого в эллинистическом Египте восприняли под именем Сераписа. А вот как описывает сам Серапис: "...высокая, мощная фигура, сочетающая как мужскую силу, так и женскую грацию".

Сфинкс, как утверждает иероглифическая надпись на стеле, установленной между его лапами, является изображением бога солнца. И этот Сфинкс "является спереди мужским существом и женским сзади..."

Известны и специальные боги - покровители гомосексуалистов. На всей территории Римской империи в качестве такого бога почитался уже упоминавшийся нами Приап, сам, кстати, гомосексуалист. Кроме того, Приап почитался и как покровитель портовых проституток. Покровительницами гомосексуалистов и проституток считались Инанна в Шумере и Иштар в Аккаде. В других странах древности их заменяли свои, национальные богини любви.

Трон Сатаны стоит на пороках людей, на «похотях души», и язычество-сатанизм, многобожие есть культ, делающий «священным» то, что Создатель определил как грех и мерзость

Святой Коран так говорит о языческих богах и поклоняющихся им людях:
«Ведь это только имена, которые измыслили и вы, и ваши предки;
И никакого разрешения на то Господь вам не послал.
А здесь вы строите свои догадки,
И следуете похотям души,
Хотя от своего Владыки уже вы руководство получили» (Сура «Звезда», аят 23).

Мы уже упомянули об инцестуозных отношениях матери нартов Села Саты со своим отцом-некрофилом Селой Небесным. В осетинском варианте Сатана (Шатана) совращает своего брата Урызмага и выходит за него замуж. Что касается этого мотива в абхазо-адыгском варианте нартовского эпоса, то, по словам В. Г. Ардзинбы, "на инцест указывает... эпизод встречи нартов со старухой-колдуньей из абхазского эпоса. Она говорит: "Не вы ли 99 братьев-нартов, у которых младший брат похитил единственную сестру?" Младший брат здесь - Сасрыква, который насильно похитил Гунду". Как мы видим, в нартовском эпосе, во всех его основных национальных версиях, отчетливо отпечатался мотив "священного", "солнечного" - инцеста!

Вся история человечества – борьба единобожия и язычества

Мы уже можем суммировать характерные признаки культа Верховного Существа и атрибутов-символов этого культа - Солнца, Огня и Камня. Кроме того, в общих чертах нам известен и облик той "человеческой элиты", которая сотворила этот культ - жрецов, шаманов, "мастеров". Так появилось то, что мы называем - язычеством.

Если читатель сам займется изучением культа огня у различных народов, он откроет для себя множество любопытных вещей. Вайнахи, к примеру, уже не будут удивлены тем, что в их языке слова цIура, цIухIар, кал-цIола, связанные с наименованием огня (цIе) означают "евнух", "гомосексуалист", "гермафродит". Все эти слова - древние термины, которыми называли жрецов огня. Не удивит вайнахов и то, что слово цIет (обычно отрубленная голова или рука врага) имеет связь все с тем же огнем, а слово тIом (война) произведено от "камня" (тIо).

Появляется несколько вопросов, эти вопросы вращаются, главным образом, вокруг "тайных обществ", "мистерий", "мужских союзов", "мужских домов" и т.п. - явлений, четко фиксируемых историками и этнографами в различные эпохи, среди разных народов и рас, на разных континентах. Каким образом, без какого-то единого координирующего центра ритуалы "тайных союзов" могли совпадать не только в общей "философии" их отправлений, но и в частностях, в мелких деталях?

Уже цитированный нами историк Ю. Е. Березкин замечает: "Ряд зарубежных ученых обращали внимание на поразительные этнографические параллели между этим континентом (Южной Америкой) и Меланезией" (островной регион на западе Тихого океана). Племена Южной Америки и Меланезии, отстоящие друг от друга на тысячи километров, разделенные громадным водным пространством Тихого океана, не похожи друг на друга ни в расовом, ни в языковом отношениях, что исключает общность их происхождения.

И, тем не менее, человеческие жертвоприношения сопровождались у тех и у этих совершенно одинаковыми ритуалами и обрядами: вызывание демонов флейтами и трубами, запрет женщинам смотреть на священные музыкальные инструменты, нарушение которого каралось смертью, обязательное надевание на участников этих мистерий страшных масок из дерева или кожи и вынесение - "хоругвей Солнца" с изображенными на них черепами, которые занимали центральное место во всем действии."

В Африке подобные ритуалы оформлялись точно так же: трубы, запрет женщинам смотреть на них, уродливые маски, человеческие жертвоприношения и т.д. Все эти трубы, флейты, маски, человеческие головы и диски солнца, сопровождавшие обряды человеческих жертвоприношений, описывает Милослав Стингл в своей книги, посвященной инкам и их предшественникам в Перу. Такие же "пляски демонов" сопровождали человеческие жертвоприношения у финикийцев и карфагенян. Эти трубы, которыми пользовались древние евреи при своих жертвоприношениях, мы встречаем и в Ветхом Завете, в "Книге Иисуса Навина" (иерихонские трубы). "Тирренские горны" древних римлян, на которых играли перед гладиаторскими боями - те же "трубы", а сами эти бои являлись ритуальным умерщвлением пленников в честь бога Сатурна в дни зимнего солнцестояния. Впрочем, жертвы Сатурну приносились не только на арене цирка, но и в храмах, и особенно этот бог любил полакомиться детьми.

Изображение человеческих черепов на "солнечных хоругвях" (само славянское слово "хоругвь" связано с иранским "хоре" – солнце), наконец-то, объясняет нам особенное пристрастие жрецов Верховного Существа к этой части человеческого тела в Америке, Океании, Ассирии, Иудее и т.д. Отсюда тамплиерско-масонское почитание символа Мертвой Головы и его отождествление с образом Солнца (Верховного Существа). Отрубание пленникам кистей рук (в Иудее, Ассирии, Америке, Африке, Океании и т.д.) - действие аналогичного порядка. Об этом свидетельствуют многочисленные изображения "солнечных дисков" (Атон) в древнем Египте. Солнечные лучи на этих изображениях заканчиваются кистями человеческих рук, а сама рука с растопыренными пальцами символизирует расходящиеся лучи солнца.

Достаточно добавить в этот ряд масонский символ человеческого глаза внутри парящей в небе пирамиды, окруженной солнечными лучами (посмотрите на доллары), чтобы понять, почему пленным, приносимым в жертву, отрубали головы и кисти рук и выкалывали глаза - вспомните казни ассирийцев и израильтян. Кстати, масонское "око" в арабских странах помещается внутрь не пирамиды ("камня"), а человеческой ладони с растопыренными пальцами - это равнозначная символика "солнца". Ладонь с глазом в центре - исмаилитский знак. Вспомним еще раз и вайнахский термин цIет (связанный с огнем - цIе), которым обозначались отрубленные у врагов головы и руки. В самом названии этих "трофеев" явственно проступает божество, которому они посвящались и которое символизировали.

А теперь зададим себе вопрос - могут ли все эти совпадения символов солнца - Верховного Существа считаться "чистой случайностью"? Едва ли. Столько деталей и их последовательность в отправлении культа Верховного Существа не могут совпасть случайно, стихийно - это нонсенс.

Вся история человечества – это реализация божественного провидения, стержневым моментом которого является борьба единобожия и язычества. Эта борьба продлится до самого Судного дня. И будущее человека, воздаяние ему будут зависеть от того, к какому стану он примкнет, какой духовный капитал приобретет, как распорядится он своей свободой. А самое главное – нейтральность в этой борьбе не предусмотрена.

В Коране сказано: «Иблис сказал: «Клянусь Твоим могуществом! Я совращу их всех, кроме Твоих избранных (или искренних) рабов» (Сура «Сад», 82-83). С этого известного обещания, он (да убережет Аллах нас от его зла) не оставляет попыток сбить потомков Адама (мир ему) с истинного пути.