ПРАВОСЛАВНЫЙ КРЕСТ ПОД ЗАЩИТОЙ ИСЛАМА

«Нет принуждения в религии  Уже ясно отличился прямой путь от заблуждения. Кто не верует в тагута и верует в Бога, тот ухватился за надежную опору, для которой нет сокрушения Поистине, Бог - Слышащий, Знающий!» (Священный Коран: аль-Бакара 2:256).

Православный крест под защитой Ислама – такое сочетание кажется сегодня немыслимым и невероятным, но тем не менее, это была реальная ситуация на протяжении многих десятилетий в жизни двух культур.

Конечно, историю всегда следует вспоминать с начала, и, говоря об этом феномене, также следует начать с договора, заключенного между вторым праведным халифом Умаром ибн Хаттабом и иерусалимским патриархом Софронием в 15 году Хиджры.

Когда мусульмане под руководством Абу Убайды ибн аль-Джарраха подошли к Иерусалиму, то глава святого города патриарх Софроний предложил мусульманскому полководцу вызвать для передачи ключей самого халифа. Умар в сопровождении лишь одного слуги срочно прибыл в Иерусалим из Медины. Причем в момент входа в священный город он шел пешком, ведя под уздцы осла, на котором сидел его слуга, что посчитали особым знаком. У людей Писания существовало пророчество, что ключи от Святого города будут вручены правителю, который будет вести осла своего слуги.

С Софронием был заключен договор, по которому мусульмане обязали себя охранять не только жизни и имущество христиан, но также их «могилы, кресты и церкви». В дальнейшем все взаимоотношения между мусульманскими правителями и их христианскими подданными строились в соответствии с этим договором.

Со временем эти отношения получили все более углубляющееся развитие. В процессе походов Умара под контроль мусульман переходят Египет, населенный православными коптами, и Сирия, где православные составляли значительную часть населения. Новые подданные принимали активное участие в жизни государства. Например, известно, что флот Халифата строили преимущественно христиане Сирии и Египта, они же водили суда Халифата, главным противником которого были византийцы, генуэзцы и венецианцы.

К середине 13 века в Восточной Европе и Западной Азии образуется огромная степная империя – Улус Джучи (Золотая Орда), в 1312 году принимающая ислам в качестве государственной религии. В состав ее вошла и восточная часть древнерусских княжеств. Поразительная ситуация заключается в том, что именно в восточной, ордынской, мусульманской части православие осталось в целости и сохранности, в то время, как в западной, литовской, а позднее польско-литовской части оно подверглось всяческим гонениям. Великое княжество Литовское, где руководство составляли язычники-литовцы, и был значительный мусульманский элемент, собственно православных не притесняло. Но после польско-литовской унии положение в корне изменилось – православным «схизматикам» стали упорно навязывать католичество или в качестве смягченного варанта, унию.

«Басурмане» же ордынцы, напротив, не только не притесняли православных подданных, но давали им всяческие льготы и послабления. Особенно выделялись в этом ханы Берке и Узбек – главные ордынские исламисты. Именно они освободили монастыри от всякого налогообложения. Разумеется, народ русский «на хитрости зело умен», и этой схемой «оптимизации налогообложения» не замедлили воспользоваться как «операторы схем ухода от налогов» – монастыри, так феодалы с купцами. В польской же части некогда древней Руси единоверцы-христиане истребляли «схизматиков», заставляя их принимать католичество, в то время, как «злой басурманин» хан Узбек наделял митрополита Петра всякими необходимыми в хозяйстве благами, вроде специальных угодий для охоты с гепардами (пардусницами).

К 1453 году османское государство контролировало большую часть Балканского полуострова и Малой Азии. Византийская империя ютилась на небольших участках земли по обеим сторонам Босфора. Значительную часть подданных мусульманской державы составляли православные болгары, сербы, греки, албанцы. При этом они с большим энтузиазмом служили в османских войсках, сражаясь против своих кровных врагов – венгров, венецианцев, а также против общеевропейских сил, объединившихся в крестовом походе против как мусульман-османов, так и православных-византийцев. Девизом крестоносцев было – католицизм или смерть, промежуточный вариант – рабство. Мусульмане же несли ясные законы, которым сами следовали. Недаром завоеватель Константинополя Мухаммад Фатих был приговорен (!!! Находясь у власти) судьей по иску своего, между прочим, христианского подданного!!!

Именно поэтому «начиная с Мурада I, османские султаны заключали договоры с христианскими государями, по которым последние обязывались присылать на помощь туркам вспомогательные войска. Такие обязательства принимали на себя сербские крали – Лазарь, Стефан, Юрий Бранкович, князь болгарский Шишман, воевода Валахии Мирче, наконец, константинопольский император Иоанн V Палеолог». Именно поэтому многие болгары, сербы, греки, большинство албанцев приняли ислам, в т. ч.. например, сын упомянутого болгарского князя Шишмана. Да и сам Константинопольский патриарх заявил, что «лучше турецкая чалма, чем латинская митра».

В результате взятия Константинополя в 1453 году сложилась ситуация, при которой абсолютное большинство православных стало проживать в мусульманских странах – Сирия, Египет, Малая Азия, Балканы, восточная часть русских княжеств. Именно здесь они не подвергались преследованиям, в отличие от православных земель, попавших в Европу – Польшу, Венгрию, германские княжества, Венецианскую и Генуэзскую республики. В этих странах православные или были уничтожены, или же жестоко преследовались. И на протяжении как минимум ста лет продолжалась подобная ситуация, когда именно мусульманские войска сохранили православие как отдельную конфессию.

Ахмад Давлетшин