ИСКАЖЕННЫЙ СМЫСЛ ИСЛАМА

Как бы, представители экстремистских идеологических течений и доктрин не старались повлиять на работу информационно-аналитического портала - "Ислам в Абхазии", сайт будет работать в том же режиме жёсткого противостояния идеологии религиозного экстремизма, нацизма и расизма. На любое противоправное действие мы ответим решительно - жестко и совершенно - конкретно! Но в рамках закона!

 АЛЬ - КАИДА: ОШИБОЧНЫЕ ОТВЕТЫ НА РЕАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ

Сумайя Гануши является исследователем в области истории  в Школе востоковедения при Лондонском университете.

Аль-Каида — это возрождение радикальных течений, которые время от времени появлялись в истории ислама. Но их всегда одолевал умеренный ислам основной массы мусульман, возглавляемый улемами (учеными). Аль-Каиду можно назвать и наследницей хариджизма с его двойственной пуританской концепцией мира мусульман и мира немусульман, а также подпольными организациями гностического толка, подобными Assassins и Qaramita, которые стремились нарушить стабильность мусульманского общества актами террора.
Аль-Каиду лучше всего рассматривать как смесь этих политических и идеологических ветвей. Помимо идеологических обоснований, к которым она прибегает, поистине сложно найти какие-либо существенные различия между ней и анархистскими группами из Латинской Америки. Их действиям присуща та же жестокость и нелепость. А различие между Аль-Каидой и этими анархистами таково, что одни находят для себя идеологическую законность в марксизме, а другие ищут ее почему-то в исламской религии.

Как можно увековечивать убийство невинных во имя религии, которая приравнивает утрату одной человеческой жизни к утрате всего человечества? Как можно говорить, что ислам одобряет подобные насильственные акты, если он открыто запрещает месть и, по меньшей мере, в пяти аятах Корана объявляет, что "…и ни одна душа не понесет ношу чужую…» (Коран, 17:15).
Как может быть дозволенным убийство простых людей, которые заняты своим делом, если кодекс поведения в исламе жестко регламентирует даже действия на поле боя: «Не уничтожайте на своем пути ни фруктовые деревья, ни плодородную землю. Будьте справедливы к побежденным и разделяйте их чувства. Уважайте всех религиозных людей, живущих в отшельнических хижинах и монастырях, и не трогайте их здания»?

Помимо пролития невинной крови, боевики Аль-Каиды, показали себя мастерами еще в одном — разжигании враждебных страстей к исламу и мусульманам. Эти самозванцы, вылезшие из темных пещер и тайников и присвоившие себе право ораторствовать от имени почти полутора миллиардов мусульман всего мира, уже преуспели в создании отрицательного образа ислама. Из-за их бессмысленных преступлений ислам в умах большинства людей стал понятием, обозначающим, по сути, массовые убийства и разрушение. Благодаря им уродливое пугало расизма, фанатизма и исламофобии может бесстыдно высовываться средь бела дня.

Ужасный парадокс состоит в том, что мусульмане сейчас завязли между двумя видами фундаментализма — между бушевским молотом и бен-ладеновской наковальней. Они оказались заложниками крайне правого крыла администрации США, силящейся одним прицелом навязать свою экспансионистскую и гегемонистскую волю целому региону, и кучкой жестоких и неотесанных группировок, лишенных политического опыта и правильного понимания религии.

Хотя и Аль-Каида, и неоконсерваторы заявляют, что борются друг с другом, но на самом деле они действуют в унисон — ведь действия одних являются тем оправданием, в котором так отчаянно нуждаются другие, дабы пускать в дело фанатизм, жестокость и дикость.
Не удивительно, что "поборникам мира", построенного по неоконсервативной схеме, не потребовалось много времени, чтобы разглядеть те огромные возможности, которые дало им 11 сентября. Свою пуританскую очистительную веру в то, что они являются орудиями Бога на земле, а также великие имперские амбиции они теперь могут реализовать при помощи бесстыжей игры на чувствах людей, запугивания и морализма.

И те, и другие привержены одной и той же поверхностной, близорукой и двойственной концепции мира, населенного «нами» и «ими» на языке Буша, либо «верующими» и «неверующими» на языке Бен Ладена. А после этого Аз-Заркави со своими собратьями размахивает мечом отлучения от Ислама (тагфир) против самого мусульманского сообщества, калеча и увеча людей бесконечной чередой.
Одних нужно изгнать, потому что они шииты, других — потому что они суфии, мутазилиты и тому подобные. И для этого нужен нескончаемый процесс уничтожения, который не обойдет стороной никого, кроме кучки чистых избранных.
Аль-Каиде нет дела до огромной массы рядовых членов религиозных общин, которых она стремится разобщить. Как по ней, так пускай они лучше увидят мир, превращенный в неутихающее поле боя, а мусульманские общества — в феерические сцены конфессионального раскола и гражданской войны в регионе, богатом на этническое, религиозное, конфессиональное и языковое разнообразие.

Я каждый день езжу на лондонских поездах и автобусах, и могла бы стать одной из жертв терактов в четверг. Не думаю, что если бы я была убита или искалечена, это помогло бы тому делу, которое якобы защищают террористы. Истина такова, что эти недалекие фанатики лишь вредят тому делу, которое они якобы защищают.
Спросите любого иракца или палестинца, помогли ли предотвратить их страдания теракты против невинных людей на Бали, в Касабланке или Лондоне. Ответив «да», они вручают своим угнетателям щедрое разрешение на убийства и уничтожение, теша себя мыслью о том, что вина (за это «да») перейдет на тех, кто стал их (т.е. угнетателей) жертвой.

Итак, Шарон разрушает дома палестинцев, отбирает у них земли и посылает вертолеты, дабы убивать их сотнями во имя борьбы с терроризмом. Американские танки и военные корабли вторгаются (в арабские земли), занимают их, убивают и неистовствуют — и все это во имя борьбы с терроризмом.
Бессмысленные действия Аль-Каиды превратили в жертву агрессора, который порабощает, убивает и грабит. Возможно, самая жестокая сторона этих бессмысленных преступлений такова, что те, кто бессилен, лишены даже права называться жертвами. Ибо сильные присвоили себе даже это.

Оккупация Палестины и геноцид ее народа, а также убийство сотен тысяч людей в Ираке под воздействием обедненного урана и годы варварских санкций против этой страны; затем — при поддержке бомбардировок и артобстрела, после которых никто не утруждался подсчетом убитых, - последовало зверское вторжение в эту страну, разрушение ее инфраструктуры и унижение ее народа. Это, несомненно, одни из самых кровавых преступлений и самых мрачных трагедий современной истории.
Но бессмысленное убийство невинных людей в Мадриде или Нью-Йорке — не тот ответ на эти истинные поводы для недовольства. Нравственно и политически предосудительными являются как оккупация, так и эта слепая агрессивность, рядящаяся под - джихад.