ВЫВОДЫ И ПРЕДЛОЖЕНИЯ

1. Адекватный метод для объективного анализа. Для анализа ситуации с терроризмом в регионе необходим адекватный метод и «инструментарий». Надо понимать ситуацию изнутри, поставить себя в положение включенного наблюдателя (это стандартный метод в социологии). Без этого наши рассуждения не позволят выявить всю сложность ситуации, и мы снова можем стать пленниками односторонних и неадекватных методов. Кроме того, не оправдано в одной обойме рассматривать проблемы ультранационалистического экстремизма и терроризма (в Москве и в др. городах РФ) и терроризма, прикрывающегося религиозными лозунгами в регионе. 

     Выводы и предложения, которые здесь будут озвучены, есть «плод» множества интервью у местных экспертов, а также результат включенного наблюдения. Надо ясно представить тот социальный и культурный контекст, степень напряжения, чтобы понять «болезнь» и предложить рецепты лечения. 

     Здесь, до меня один из уважаемых «исламоведов» старался убедить нас в имманентной (внутренне присущей) для одного из течений, экспортированного из Саудовской Аравии, под названием «салафизм» (или «ваххабизм») природе терроризма. И это на фоне того, что саудовские дипломаты устали убеждать всех, что все это циничная ложь и при том, что правители Королевства СА и др. арабские государств признали легитимность власти в Чечне при Кадырове–старшем и младшем. Здесь что-то не так, и я постараюсь раскрыть завесу тайны над этой темой. 

2. Лишить непримиримых моральной и социальной опоры. Если классифицировать по мотивам группы «лесных братьев» (в Дагестане, да и в др. республиках Северного Кавказа), то можно увидеть интересную картину. Лишь около 5-10% боевиков можно отнести к группе непримиримых, идеологически «накрученных». У остальных мотивация имеет самую разнообразную природу: преимущественно- соображения безопасности, поиск чего-то героического и т. д. Основная масса мусульман не только не разделяет взглядов экстремистов, но и резко их осуждает, полагая , что их деятельность дискредитирует Ислам. 

     Но чем же объяснить факт постоянного пополнения отрядов «непримиримых»? Объясняется это включенностью силовых и правоохранительных структур в чуждую для них деятельность: а именно - в идеологический конфликт между «традиционалистами» и «салафитами» – или, как их называют, «ваххабитами». Поскольку «традиционалисты» при власти и контролируют, как правило, духовные управления мусульман, то силовики не критически подходят к идентификации опасных для государства элементов. 

     Невежество в вопросах религии среди силовиков, таким образом, непрерывно воспроизводит ситуацию нестабильности и новые отряды боевиков. Не все «салафиты» – потенциальные боевики и экстремисты, и не все «непримиримые» - «салафиты». Неумная политика правоохранителей и силовиков вполне может из вполне законопослушных людей сделать боевиков. 

     Таким образом, война между силовиками и экстремистами приобретает уже хронический характер. Ушедшие в подполье идеологически уже «накручиваются» потом, попав в соответствующие сети. Следовательно, необходим перелом в самих методах борьбы и решительный перенос акцентов на профилактику. Что нужно для этого сделать? 

3. Вернуть правоохранителей и силовиков в правовое поле. Прежде всего, необходимо освободить правоохранителей от несвойственной им функции – включенности в идеологический (богословский) конфликт, усилить просветительскую работу среди офицерского состава силовых и правоохранительных органов, в особенности – на Северном Кавказе. 

     Необходимо сделать все, чтобы амнистировать и гарантировать безопасность многим сотням заблудших (напуганных, обманутых и т. д.) и вернуть их к мирной жизни, как это сделано в Чечне. Необходим отдельный проект (программа) по интеграции бывших боевиков в Дагестане, Ингушетии и в др. республиках региона. 

     Важно лишить непримиримых (а их не очень то много) – тех, для кого нет дороги назад, - социальной и моральной опоры среди мусульманской молодежи. Нужна эффективная контрпропаганда, ибо экстремистские сайты, пропагандирующие военный «джихад», очень умело пользуются невежеством в том, что касается вопросов Ислама.

      Ни один сайт, кроме, в какой то степени, портала http://www.islam.ru, не может похвастаться таким влиянием, как http://www.kavkazcenter.comи ряд др. экстремистских сайтов. Пропагандистские материалы этих сайтов воздействуют на сознание кавказской молодежи, тем эффективнее, что традиции героизма и жажда справедливости, поиска высокого смысла в жизни очень сильны именно в регионе.

      Но эти же материалы на сайтах не выдерживают строго критического анализа именно с позиций Ислама. В них множество незаметных идеологических «вирусов», в виде вырванных из контекста аятов из Корана и неадекватного их толкования, которые легко можно развенчать. И этим спасти жизнь многих молодых ребят и милиционеров. 

     Здесь кратко перечислены только самые необходимы меры, которые подробно обоснованны в проекте Российского конгресса народов Кавказа, выдвигавшемся (в 2008 г.) на конкурс грантов в Общественную палату. Разумеется, нужна и умная кадровая работа в МВД, о коррупции в которой написано достаточно много. 

     Борьба с терроризмом - это слишком серьезное дело, чтобы можно было ее доверить только одним офицерам. Там, где нужны трезвая голова и знание, ответственность и стратегический расчет, в ходу грубая сила, меркантильные соображения и мстительное чувство. 

4. Информационный экстремизм в России: что делать? Полнота модели воспроизводства экстремизма (религиозно окрашенного) и нестабильности в регионе достижима, если вести еще одну переменную: информационный фон в стране и регионе. 

     В российском обществе крепнет убеждение, что методами информационного экстремизма (позволю себе такую гиперболу) решается несколько задач: помимо высоких рейтингов и барышей, это - воспитание дебилов, пропаганда жестокости и безнравственности, разрушение семьи и того, что составляет фундамент здорового социума в России. Особенно остро все это воспринимается в мусульманской среде. 

     Рассуждения о «законах рынка» и «свободе СМИ» прикрывают лишь безответственность, а то и далеко идущие расчеты, тех, кто исподволь разлагает многонациональную и поликонфессиональную Россию. Во всяком случае, объективный результат их деятельности, вне зависимости от мотивов, именно таков. 

     Поэтому, соглашаясь с предыдущими выступающими, предлагавшими «что-то делать с этим информационным негативом в стране», предлагаю дополнить их предложения по работе СМИ следующими конкретными мерами. Надо организовать постоянный мониторинг и контент–анализ (это хорошо испытанный метод в социологии) ряда каналов ТВ и прессы на предмет активной пропаганды ксенофобии и исламофобии, насилия и разврата и пр. – всего того, что сеет хаос в обществе и семье, в отношениях между народами и конфессиями. Именно это и есть тот «ключ», который нам позволит приструнить медиа-начальство и отдельные СМИ. 

     Хочу проиллюстрировать свое предложение наглядным примером, доказывающим его эффективность. В начале 40-х г. прошлого века в США одна газета в скрытой форме занималась пропагандой нацизма, с сочувствием писала про Германию и Гитлера. Неоднократные судебные иски против газеты кончались неудачей. Как же «свобода слова» в Америке превыше всего. Главный редактор и журналисты праздновали не раз и не два свои победы, после очередного судебного процесса. 

     Но однажды юристы додумались привлечь к этому делу социолога, который проанализировал материалы газеты за определенный период. Анализ велся по смысловым блокам: насколько часто в газете присутствует явная или скрытая поддержка нацизма? Полученные результаты (контент-анализа) шокировали суд и общественность. Не осталось никаких сомнений в идеологической (нацистской) нагруженности газеты. Главного редактора посадили, коллектив журналистов разогнали, а газету прикрыли. 

     Вот что может сделать социология, при умном подходе. Не помешало бы применить этот метод и в родном Отечестве. 

5. Запрет религиозной литературы по Исламу: насколько он обоснован и что делать? Необходимо решить еще одну важную проблему, связанную с произволом в том, что касается запретов на религиозную (или близкую по тематике) литературу. В стране распространилась такая практика, когда какой-нибудь районный суд в глухомани, на основе безграмотной и тенденциозной экспертизы выносит заключение об экстремистской начинке той или иной книги. Как правило, в этот разряд попадают множество (более 20 уже) книг на исламскую тему. 

     Причем, известные и уважаемые в стране исламоведы и Совет муфтиев России не перестают убеждать, что ничего экстремистского в этой литературе нет. Тем не менее «правоохранители» ретиво берутся за свое дело и арестовывают тиражи этих книг, возбуждают дела против авторов и даже тех, кто хранит эти книги дома. 

     В общем, повторяется ситуация недавнего (советского) прошлого, когда можно было загреметь в «места не столь отдаленные» только за одни мысли, чтение той или иной книги или его хранение дома. Подобная практика в мусульманской среде воспринимается как необъявленная война с Исламом. В многонациональной и поликонфессиональной стране, каковой является Россия, это не укрепляет согласие в обществе, провоцирует отчуждение между значительным сегментом общества и властью. 

6. Вместо заключения. Несмотря на чрезвычайную сложность обсуждаемой проблемы и ее неоднозначность, мы готовы активно подключиться к решению заявленной на слушаниях проблемы. У нас есть свои наработки и предложения, часть которых здесь были озвучены. 

     Действительно нужно объединить усилия не равнодушных людей и избегнуть соблазна очередной кампанейщины. Мы готовы сотрудничать с комиссиями Общественной палаты, организовавшими данные слушания. И хочется верить, что результаты совместных наших усилий принесут свои позитивные плоды. Это важно с точки зрения как безопасности на Юге России, так и восстановления нормальной социальной жизни в регионе. 

Тезисы выступления сопредседателя Российского конгресса народов Кавказа Деньги Халидова.