ТЕРАКТ В ПАРИЖЕ

Cтрах или трезвение и молитвенность? – протоиерей Андрей Лоргус

Почему после того, как где-либо происходят трагедии, в социальных сетях (и не только) появляются разговоры, что пострадавшие сами виноваты, потому что не выполняли того-то и того-то. Такая реакция появилась и после недавнего теракта в Париже. О причинах этой реакции, а также в целом о произошедшем размышляет протоиерей Андрей Лоргус, ректор Института христианской психологии.

Реакцию в социальных сетях на трагедию в Париже можно было встретить разной, сочувственной, злорадной, жестокой. Просто грубость, жестокость и агрессивность всегда более заметна. Я видел много сочувствующих текстов и высказываний в поддержку французов.
Понятно, почему возникает и другая – жесткая, морализаторская реакция. В её основе – испуг, что это может произойти с ними, с их близкими. Страх толкает людей защищаться нормами, правилами и наказаниями.
Многим людям легче осознавать, что если они придерживаются определённых религиозных правил, то – застрахованы от насилия, зла, от трагедий. Но это не так: от зла и насилия в этом мире нас ничто не защищает. Мы все живём в общем мире, в общем пространстве, где в принципе нет гарантий от насилия.
Именно поэтому мы все молимся «о благоденствии и мирном житии», то есть о том, чтобы беда миновала нас, нашу семью, наш город, нашу страну.
Существуют ли религиозные представления о том, что если соблюдаются некие общие принципы нравственности и морали, то мы избавлены от насилия? Нет, не существуют. Даже во времена Ветхого Завета, строгого исполнения Закона времён царств Давида и Соломона, зла и насилия было чрезвычайно много.
Важно понимать, что трагедия, которая произошла в Париже, во-первых, не первая такого рода, а во-вторых, журналисты были предупреждены, им угрожали, они отдавали себе отчёт, что играют с огнём и продолжали делать это. Тем не менее, преступление и трагедия, горе и гнев, объединили французов.
Здесь уместно вспомнить российский опыт, например, Поволжья, где мусульманские народы живут рядом с православными, бок о бок, на протяжении сотен лет, где подобная игра с огнём, то есть с межрелигиозным, межнациональным разжиганием ненависти, глумление, издевательство пресекаются.
Привожу в пример слова митрополита Ионы Астраханского и Камызякского, который лично мне говорил, что здесь, на астраханской земле, нужно всем быть очень осторожными. Все жители, и православные, и мусульмане, и русские, и татары, и чеченцы, и азербайджанцы понимают: здесь нельзя глумливо шутить на национальные и религиозные темы, потому, что это может оскорбить кого-то и вызвать агрессию. Все это понимают и все придерживаются самоцензуры. Поэтому все живут здесь достаточно спокойно и мирно, уважая друг друга.
Я эти слова часто вспоминаю и благодарен владыке, что он это сформулировал. Если бы все народы придерживались таких этических норм, то подобных трагедий можно было бы избежать.
Но преступление – есть преступление и здесь очень важно, чтобы оно всегда было названо преступлением и наказано. Убийцы совершили преступление – это несомненно. Но надо понять, было ли преступлением то, что было допущено оскорбление. Причём одно преступление не может оправдать другого.

Как христиане мы должны молиться и скорбеть о погибших. Но так же мы можем дать оценку и трагедии, и предшествующим ей событиям. Сострадание и молитва не отменяют трезвения и ответственности.
Никому не должно быть позволено издеваться над другими нациями и верованиями, не уважая друг друга. Где это происходит, там будет возникать напряженность, переходящая в насилие.
Хорошо, что в нашей стране предпринимаются попытки урегулировать межконфессиональные, межрелигиозные, межэтнические проблемы с помощью законодательства.
Как пастырь я всегда настаиваю на том, чтобы те, кто слушает меня – это и студенты в институте, и прихожане, и те, кто приходит на мои выступления в других епархиях, — в первую очередь подумали об уважении к чужим обычаям, к чужим верованиям и святыням.
В конце концов, какими бы ни были проблемы, разногласия, всё равно нам придётся договариваться, вырабатывать способы взаимного мирного сосуществования. И этому нужно учиться, учиться договариваться. В этом наша задача (пастырская, психологическая, духовная).
На земле всегда будут различные верования, народы и народности, сохраняющие свою индивидуальность, которая сохранится, несмотря на глобализацию мира.
В Москве с каждым годом количество мусульман возрастает, и я хочу сказать своим собратьям священникам: поосторожнее с антиисламской проповедью. Некоторые священники допускали весьма резкие высказывания в адрес мусульман. Подумали ли они о последствиях???



Директор Фонда поддержки христианских церквей «Международный фонд Христианская Солидарность» Пахомов Дмитрий Вячеславович

«Прежде всего, хочу выразить глубокие соболезнования родственникам всех погибших в страшном теракте во французской столице, а также всем гражданам Франции вне зависимости от религиозной и национальной принадлежности.

Глубоко убежден в том, что попытки перевести стрелки на мусульман, которые, якобы, совершили расстрел журналистов газеты «Шарли эбдо» в Париже – это осознанная провокация тех сил, которые пытаются взорвать Европу, что называется, изнутри.

Я полностью исключаю версию того, что за террористическим нападением в Париже могут стоять истинные мусульмане!

Мусульмане Франции уже давно забыли редакцию «Шарли эбдо» – со времени карикатурного скандала прошло около четырех лет. Но организаторы нападения, судя по всему, решили достать эту историю из нафталина. В результате все мировые СМИ вновь в один голос заговорили об этом давно забытом скандале, создавая очаг новой напряженности в умах верующих принадлежащих всемирной исламской уме.

Стоит особым образом отметить тот факт, что Французская Республика во главе с президентом Франсуа Олландом, в последние время совместно с Россией и странами входящими в Лигу Арабских Государств проводит совершенно четкую политику по лоббированию вопроса признания Советом Безопасности Организации Объединенных Наций суверенного Палестинского Государства, что вызывает неподдельную благодарность всего международного исламского сообщества.

Я твердо уверен в том, что истинные организаторы теракта ставили перед собой четкую цель - изменить общественное мнение и внешнюю политику Франции, в частности, посеять среди населения антииммигрантские и антиисламские настроения.

Я, как христианин, полностью солидарен с позицией Президента Чеченской Республики Рамзана Кадырова, который резко отреагировал на провокационное заявление Михаила Ходорковского. Призыв бывшего олигарха-зека, адресованный ко всем журналистам «свободного мира» повторить опыт атакованного террористамипарижского издания и перепечатать печально известные, оскорбляющие чувства верующих карикатуры, по моему мнению, есть не что иное, как попытка раскачать межконфессиональные отношения, прежде всего в самой Российской Федерации, создать благодатную почву для формирования условий к возникновению конфликта на религиозной и этнической почве.

Я молюсь, чтобы Всевышний даровал нам всем разум и терпение, не поддаться искушению ожесточить наши сердца друг против друга, а также сохранил мир и понимание между христианами и мусульманами».