ТАК ДАВАЙТЕ ПОДУМАЕМ, КОМУ ЖЕ МЫ ОБЪЯВЛЯЕМ ВОЙНУ?

Олег Островский для «ЧК», писатель-публицист, Москва

Недавно встретил одногруппницу, очень начитанную девушку, мать двоих детей. Она, как оказалось, работает руководителем образовательного учреждения с иностранным уклоном в столице одной из республик центральной части России.
 
И у меня, и у неё дети пошли в школу, и мы, конечно, разговорились после общих воспоминаний о нашем советском детстве, о том, как сейчас нужно воспитывать детей, чему учить, что прививать… Мы оба педагоги по первому образованию.

Тема религии и нравственности всплыла между прочих вопросов, и мы договорились до того, что религия это, конечно, хорошо, но нельзя её и её постулаты и правила навязывать детям. Пусть, мол, сами выбирают, когда вырастут, что их душе ближе и роднее… Православие, язычество, протестантизм, буддизм или алкоголизм.

Вернее, моя собеседница до этого договорилась.
 

Прозвучали как всегда идеи «общечеловеческих» ценностей, лояльности, одежды без религиозных символов – в общем, правил нормальной, а не какой-нибудь там сектантской жизни. Пикник с водочкой, День влюблённых, кино по выходным, комфортабельный «седанчик» в кредит, небольшое романтическое приключение на курорте, ёлка, Пасха, день десантника, моему ребёнку всё самое лучшее...
 

И я спросил между делом, почему это, по её мнению, в православной России-матушке нормой жизни стало отсутствие у ребёнка представления о том, что его и Землю, на которой этот ребёнок живёт, создал Тот, кто намного мудрее, сильнее и великодушнее нас, и что Он заповедал нам определённые нормы поведения, одежды, личных и общественных отношений.
 

А ещё я спросил, почему это теория Дарвина у нас считается адекватным мировоззрением, а теория Божественного создания Земли, никем из учёных не опровергнутая, – запудриванием детских мозгов?
 

А самое главное, кто эти критерии ввёл в практику общественного мнения?
Она растерялась и сказала: «Ну, так принято, давно уже, кем-то».
 

Кем, кем-то? Коммунистами? Эксгибиционистами? Пионерами? Контрреволюционерами?
 

Мы продолжили разговор, и я спросил её, почему она нормой считает то, что отец её детей может за ужином выпить на глазах у детей рюмку водки, а религиозной шизофренией – отказ мужчины от спиртного в день рождения или другой праздник? И какой, по её мнению, воспитательный пример получают дети в первом и во втором случае?
Она ещё больше растерялась.
 

И я спросил, почему посещение с ребёнком многотысячного ночного концерта Бритни Спирс на стадионе за колоссальные бабки и под градусом у нас норма, а поход в воскресенье утром с ним в церковь или в пятницу в обед в мечеть – религиозные издержки?
 

И наконец, кто придумал, что мини-юбка, педикюр, выкрашенные распущенные волосы, заигрывающий взгляд, тупой рингтон на телефоне, а то и сигарета в зубах у девочки-подростка – это норма, а строгая длинная юбка и аккуратный платок на голове – проявление радикализма?
 

Кто придумал нам и нашим детям такую аморальную норму?
Почему у нас голое, циничное, излишне эмоциональное, глупое стало «нейтральным», а скромное, уравновешенное, логичное, рациональное – непристойным?
Мы ещё поговорили, стараясь не спорить, а просто высказывать своё мнение. Моё она услышала, но не приняла…
 

Мы разошлись, пожелав друг другу успехов в воспитании детей.
 

И было очевидно из нашей беседы, что я буду в воспитании своих применять терпение, логику, стирание ложных стереотипов, любовь, запрет и строгость. А моя искренне уважаемая собеседница будет вкладывать в своих помимо знаний по нужным предметам и дисциплинам хорошее обеспечение и привычку поступать в жизни «как удобно» или «по обстоятельствам».
 

Вспомнил я эту встречу после скандала с хиджабами на Ставрополье…

Вспомнил и задумался

Мы же все видели в телевизионных репортажах этих бедных девочек, которым директор на основании классической безосновательности запретила носить в школу хиджаб. Не чёрную паранджу с символикой джихада, а скромный белый платок, плотно лежащий на голове и шее, безукоризненно сочетающийся с классической белой блузкой и чёрной юбкой.
 

На мой среднерусский вкус так именно такую одежду в целях гигиены и русского целомудрия надо ввести в российских школах в качестве общей формы.
 

И мы все помним из тех же самых репортажей директрису этой школы, дородную казачку с четвёртым размером, красиво раскрывающимся на планёрках декольте, несущую на камеры провокационную пургу с постановлениями в руках. Её бабушка с дедушкой лет семьдесят назад так всыпали бы ей нагайкой за войну с закрытой головой и шеей. Но эта бедная женщина не помнит, видимо, ни своих исконных национальных костюмов, ни других традиций. Она живёт, одевается и ведёт себя не по принципам, а «как удобно», «по обстоятельствам» и директивам «начальства». А уж какое у нас в России нравственное начальство, особенно в вопросах сохранения общественных средств и производства общественных благ, мы все прекрасно знаем.
 

Так же неадекватно, как этот работник просвещения, ведёт себя, к сожалению, и большинство населения современной России. Так же мы, россияне, воспитываем следующие поколения: «в русле современных тенденций потребления».
 

У нас сформировалось какое-то искажённое представление о свободе выбора и совести. Нам, бедным, кажется, что наши дети хотят или должны выбирать как мы – кино, вино и домино.
 

Потакая своим фобиям, мы думаем, что воюем с хиджабами. На самом деле мы воюем с последними очагами нравственности на территории Российской Федерации.
Нравственности, которую мы в современную эпоху разучились, к сожалению, культивировать в своей православной среде.
 

Нравственности, которая в век голых пупков с пирсингом и ежедневного орального секса в старших классах кажется нам такой вычурной и раздражающей…
 

Нас, растлённых телевизором, курортами, комфортной мебелью, едой, не обременяющими любовными связями безгранично раздражает подчинение других людей правилам своей религии.
Правилам покорности Богу…
 

Так давайте подумаем, кому же мы объявляем войну?