СВАДЬБА В МАНИЛОВЩИНЕ

Текст: Максим Шевченко
 

По Москве несется свадебный кортеж дагестанцев, палит в прохожих и проезжих, ему сам черт не брат и никто не указ.
 
Участники свадьбы вызывающе машут непонятными флагами (радикализм? ваххабизм?), вылезая из окон своих навороченных тачек по пояс, с воплями и гудением, под лезгинку и грохот выстрелов, врываются на Тверскую.
 
Там их пытается тормознуть героический русский ОМОН — его посылают по матери и тоже обстреливают.
 
В ходе спонтанной спецоперации разгулявшихся дагов с главарем-женихом на красном «феррари» с трудом оттесняют к бордюру.
 
Наглые горцы грубо пальцуют, танцуют лезгинку, наезжают на полицейских и с матом набрасываются на журналистов.
 
Распоясавшиеся кавказские гости ведут себя вызывающе, и в итоге им никто ничего не может сделать.
 
Понурые и бессильные перед влиянием (финансовым? политическим? криминальным?) «южных гостей», полицаи провожают их жалкими штрафами в сто рублей за «звуковые сигналы» и «тонированные стекла».
 
Занавес. Аплодисменты в твиттере и соцсетях.
 
Примерно такой сюжет «дагестанской свадьбы» был представлен в первые часы разгорающегося скандала усилиями Lifenews и РИА «Новости», тупо повторившим Lifenews, несмотря на то что первые — свободные и желтые, а вторые, вроде бы, государственные и бело-крахмальные.
 
К вечеру стало проясняться: по людям никто не стрелял.
 
Вроде бы стрелял в воздух из травмата (разрешение имеется) один из гостей свадьбы, и вроде бы не в Москве, а в Подмосковье.
 
Да, кортеж немножко бибикал, и на самом деле молодые ребята высовывались из окон, славя жениха и невесту, радуясь свадьбе и празднуя молодость.
 
В пуританской, известной аскетической строгостью нравов и смирением горожан Москве это, разумеется, из ряда вон…
 
Москвичи, рассуждающие в твиттере о «наглых обычаях гор» и «стрельбе в аулах», привыкли к чинной, мерной езде (не быстрее 50 км/ч), спокойному прогулочному темпу в передвижении по тротуарам и негромким разговорам вполголоса в стиле: «Сэр? Сэр!»
 
Эти качества москвичей известны всем и каждому, не так ли?
 
Думаю, да, поскольку общим местом в соцсетях стал призыв к «южанам» не нарушать «наших обычаев».
 
Наши обычаи же, московские, таковы: по воскресеньям в храм, в понедельник на работу, вечером домой, к жене и детям, в субботу — в театр.
 
Спиртное по праздникам (ране советским, теперь престольным), скоромное по средам и пятницам — ни-ни! Если пьем — под колбаску, огурчик и селедочку под шубой, а то и под оливье (салат, кстати, «московский»). Ведь мы — настоящие снобы!
 
Мы сами к незнакомым девушкам на улицах не цепляемся, чиксами и телками их не зовем. Даже в жару ходим строго одетыми, пиво пить на улицах не имеем привычки, полуголыми и поддатыми в фонтанах не купаемся.
 
Когда мы идем на футбол, сидим тихо, болеем смиренно. Файеров не жжем, после победы (или поражения) любимой команды никого толпой не метелим.
 
Матом если кто и ругнется, только коль на мозоль наступят или Родину обидят.
 
Музыку мы любим народную — группу «Тутси» там, или «Фабрику» какую (все культурное — первое от Дастина Хоффмана, второе — от Леонида Леонова). Кто продвинутее — диджея Грува и ДДТ с Фредди Меркури.
 
Зачем нам, в самом деле, эти горцы-нахалы с их свадьбами, пальбой-стрельбой, шашлыком-машлыком?
 
И правильно, считаем мы, москвичи, их продержали в день свадьбы (за недоказанную стрельбу одного из этих «понаехавших» в воздух, тонированные стекла и гудение клаксонов) семь часов в ментовке!
 
Жениха с невестой в день начала их чуждой нам, москвичам, совместной горской жизни продержали, правда, всего два с половиной часа…
 
С удовлетворением мы, москвичи, коренное население, узнали, что парню, то ли сделавшему несколько выстрелов в воздух, то ли нет (да и не важно!), дали 15 суток — вот, моя полиция меня бережет!
 
Мы, москвичи, коренное, стало быть, население, в лице наших национальных лидеров — Доренко, Холмогорова, Тора, Тесака и еще кого-нибудь такого же исконного — благодарны полиции за суровость и бескомпромиссность.
 
Мы считаем, что закон к приезжим должен быть более суров, чем к нам, мы умоляем об этом в твиттерах и фейсбуках — специально, чтобы отвадить, не привечать этих «джигитов».
 
А мы — в своем городе — да хоть чо, да хоть и поджечь его с четырех сторон могем, мало что обоссать все углы — наше ведь все, родное!
 
Мы вообще обожаем наших полицаев, жандармов, омоновцев, силовиков и пр., мы готовы помогать им добровольно и бесплатно, ласково называть их «стражами правопорядка», когда они семь часов держат в КПЗ дагестанскую свадьбу за «тонированные стекла» и «нарушение звукового режима в черте города». Молодцы!
 
Мы бы и сами записались в полицаи и жандармы, чтобы мучить этих обнаглевших кавказских молодоженов — это ведь наши, исконные традиции (мучить приезжих), и мы требуем, чтобы «гости с юга» им подчинялись!
 
Нам плевать на дагестанцев — ученых, бизнесменов, врачей, журналистов, — мы знать про них не знаем и знать не хотим, поскольку усвоили, что «много знания — много печали», а мы, москвичи, любим иногда оттянуться и слезам не поверить. Вот и слезам этой невесты — кто ж из нас поверит?
 
Так что спасибо вам, солгавшие про дагестанскую свадьбу СМИ (бульварные и респектабельные, оппозиционные и государевы)!
 
Спасибо тебе, и мэр наш, свет батюшка, отец родной, заявивший, что не потерпит стрельбу на улицах города. Чтоб мы без тебя делали — прогнулись бы перед двадцатилетним горцем с травматом — но ты защитил нас, спасибо! Спасибо! Спасибо! Настоящий русский страж исконной культуры столицы.
 
Вы все, настоящие патриоты! Вы сделали огромное дело — напомнили нам, москвичам, кто мы есть.
 
Главное, нам теперь самим не забыть и с ума не сойти…

 

Ложь, провокации, угрозы. Правда о “стреляющем” кортеже от первого лица

Шум вокруг “стреляющего” свадебного кортежа, задержанного на днях в Москве не утихает. Наоборот, российские СМИ все более накручивают уровень скандальности вокруг данного инцидента. Причем, со слов участников кортежа, версии случившегося, озвучивающиеся в СМИ, абсолютно надуманные и не соответствуют действительности.
 
В дело уже включились не только блогеры и охочие до скандалов газеты, но и федеральные телевизионные каналы. Что является свидетельством того, что шум вокруг этого инцидента утихнет не скоро. Причем самим участникам кортежа, задержанным и впоследствии отпущенным, ни одно СМИ не предлагает полноценной возможности озвучить собственную версию случившегося.
 
Более того, как утверждают сами ребята, участвовавшие в свадьбе, их паспортные данные, взятые у них полицейскими в момент разбирательства, неправомерным образом попали в СМИ. Первыми их полные фамилии и имена опубликовал ресурс Life News.
 
Дело уже принимает нешуточный оборот. Поскольку участникам свадебного кортежа начали звонить незнакомые люди и угрожать расправой. Это говорит о том, что номера их мобильных телефонов из рук полицейских попали в распоряжение неких “мстителей”. Об этом нам рассказали сами гости с нашумевшей свадьбы в своем видеинтервью.
 
Вчера с редакцией “Кавказской политики” связался основной участник данного инцидента, жених Артур Алибеков. Он поделился с нами тем, что ни одно СМИ даже не пытается озвучить реальную версию случившегося в центре Москвы. “Кавказская политика” предлагает читателям ознакомиться с рассказом Артура о том, как разворачивались события на самом деле в день его свадьбы.
 
Артур Алибеков:
 
«Стреляющий кортеж» в центре Москвы, как окрестили нас в СМИ? это сущая неправда по определению.
 
Стрельбы в Москве не было, были выстрелы, когда выводили мою невесту из дома в Подмосковье. Кто-то из гостей именно там и именно тогда стрелял из травматического оружия в воздух. Но никакой стрельбы в городе не было и быть не могло.
 
Расскажу все по порядку. Мы ехали торжественным свадебным кортежем из Подмосковья по Дмитровскому шоссе, выехали на МКАД, затем в сторону центра ехали по Ленинградскому шоссе. Двигались мы медленно, никуда не торопясь. Было, конечно, шумно, парни размахивали флагами Республики Дагестан, радовались, сигналили машины, перестраивались, что типично для многих свадебных кортежей.
 
Свадебный кортеж, впереди которого ехал я на арендованной ранее Феррари, на пересечении Ленинградского шоссе и Третьего транспортного кольца в районе станции метро “Белорусская” был остановлен сотрудником ГИБДД, который не смог сразу пояснить причину остановки и сослался на приказ руководства. Участники кортежа по его рекомендации припарковали машины на обочине.
 
По согласованию через рацию с руководством сотрудник ГИБДД отпустил нас, сделав замечание за создание помех движению, и потребовал занимать не более одной полосы. Он поздравил нас, мы его поблагодарили и он даже помог мне выехать обратно на дорогу. Далее мы проследовали в общем потоке в режиме траффика центра города .
 
Но нам не удалось доехать до места фотосессии. Уже на пересечении с Моховой улицей сотрудники ГИБДД перекрыли дорогу. Мы подумали, что пропускаем какого-то чиновника и ждали. За время ожидания за нами выстроилась огромная пробка, часть машин не из кортежа стояла впереди нас ближе к светофору.
 
Затем неожиданно подъехал автобус ПАЗ с сотрудниками ОМОНа, которые вооружившись дубинками, оцепили кортеж. Мы были в шоке и не оказывали никакого сопротивления. Когда спросили в чем дело, ОМОН не смог дать никаких комментариев.
 
Сначала я ничего не понял, была мысль, что это розыгрыш. Все были удивлены, и даже сами ОМОНовцы, потому, что они ехали нейтрализовать преступников, а приехали нейтрализовать праздник.
 
Причина остановки поначалу не называлась. Но нас попросили припарковаться в правом ряду, что мы и сделали. Позже, примерно через час, нам сказали, что сотрудники приехали, потому что был анонимный звонок, сообщивший что из каких-то машин идет стрельба. Каких именно машин, не уточнялось, но остановили естественно машины с дагестанскими номерами.
 
Мы не сопротивлялись. Я общался с полковником, фамилию которого не запомнил. Для того, чтобы снять подозрения с кортежа и двигаться дальше, решили, чтобы провели проверку всех машин и удостоверились, что ничего противозаконного нет. После чего мы могли бы продолжить свой путь, тем более что на свадьбу мы уже изрядно опаздывали.
 
Правоохранители, кстати, отнеслись с пониманием, поздравили, извинились перед невестой за то, что вынуждены остановить. Обыскали машины и всех гостей.
 
Одновременно полицейские между собой выясняли, кто инициировал остановку кортежа, вызвал журналистов, которые к тому моменту уже сбежались с камерами.
 
Когда журналисты стали снимать и в режиме он-лайн отправлять в блоги выдуманные сообщения с версиями о причинах остановки кортежа с ленточками в цветах дагестанского флага, нам предложили проехать в отделение, подальше от камер, чтобы мы написали объяснительные как требует то “процедура”. Мы поехали с ними, дали объяснения, рассказали, как все было.
 
У некоторых взяли паспорта, отксерокопировали. После подписания протокола меня отпустили. Других гостей держали дольше, некоторых изнуряли допросами до позднего вечера. На следующий день, по повестке в суд для решения вопроса о хранении травматического оружия, явился Мурад Агаларов.
 
В процессе проверки у него в бардачке обнаружили травматический пистолет с лицензией, но не в кобуре как это требует “буква закона”. Поэтому ему предстояло разбирательство, на котором его могли лишить лицензии.
 
Однако во время визита в отделение ему начали выдвигать и другие обвинения, и уже вечером этого же дня осудили на 15 суток!
 
Насколько я понимаю, стрельба из травматики в воздух в неположенном месте – это административное правонарушение, которое карается наложением штрафа, изъятием лицензии на ношение.
 
Мурад сам пришел, сдал оружие, все рассказал, как было, в надежде на правосудие. Признал, что пистолет был без кобуры, что действительно стрелял в воздух, когда выводили невесту (повторяю, это было в Подмосковье).
 
Сейчас его для успокоения вопиющей толпы задержали на 15 суток. Обвинение более чем странное – “матерные ругательства на улице”. У нас кому-то выгодно, чтобы правосудие вершилось не по законодательству и справедливости, а по рейтингам новостей и потребности публики.
 
Дальше начали происходить любопытные вещи. Всем, у кого были отксерокопированы паспорта, стали поступать угрозы на мобильные телефоны. Именно их имена появились в интернет публикациях. Лично мне звонили, говорили «мы пофамильно всех знаем, мы вас найдем» и так далее.
 
По всем информагенствам разошлись фото, где кортеж у обочины проверяют сотрудники полиции. Фотографии одни и те же, а интерпретация событий у каждого своя.
 
На мой взгляд, авторы этих выдуманных интернет опусов должны нести ответственность за то, что публикуют, за голословные обвинения и за последствия, которые они имеют в судьбах реальных людей.
 
Что характерно, историю раздули, придали национальную окраску, обрисовали как беспредел кавказцев, хотя кортеж был более чем многонациональный.
 
Я лезгин, поэтому флаги на машинах были дагестанские. Но с нами были мои друзья русские, татары, евреи, туркмены и др.
 
Видимо именно ленточки в цветах дагестанского флага и сами флаги нашей республики, а также яркая красная машина вызвали общественный резонанс.
 
Лично я против нарушений законодательства и за равенство всех перед законом, за справедливое и беспристрастное расследование. За то, чтобы, наконец, обнародовали записи с камер видео наблюдений, которые докажут нашу невиновность.
 
Но никто не хочет слышать правды, того, что было на самом деле.
 
Мой друг и участник кортежа, с которым я учился и жил в студенческом общежитии, русский парень, пошел на передачу на канале Россия-1, чтобы рассказать, как все происходило. Его и слушать не стали, обвинили во лжи и предательстве, да и еще постыдиться потребовали.
 
Правда никому не нужна, тем более если правда противоречит интересам рейтинга.
 
К сожалению, семейное торжество, которое должно было стать счастливейшим днем в жизни новой семьи, стало причиной серьезных неприятностей для наших друзей и родственников. Репутация наших гостей пострадала, людям не дают спокойно учиться, работать.
 
В этом нашумевшем деле пытаются найти пострадавших от стрельбы в центре Москвы. На самом же деле в этом инциденте пострадали пятнадцать человек, которых доставили в ОВД, в том числе и я с невестой, которым подпортили свадьбу и сейчас не дают нормально жить. Других пострадавших нет.
 
Если вдруг участники свадьбы в кортеже нанесли кому-то обиду, помешали или пересекли дорогу, мы приносим свои извинения. Мы намеревались только отпраздновать нашу свадьбу, а не становиться персонажами выдуманных криминальных хроник.
 
Мы все, жених с невестой, участники свадьбы, выступаем за то, чтобы все правонарушения, которые происходят в России, разбирались согласно действующего законодательства, без учета национальной или религиозной принадлежности.
 
За то, чтобы мы жили в свободной стране с равными для всех этносов и конфессий правами и за то, чтобы ни один человек, будучи гражданином Родины Большой, не стеснялся своей родины малой, где бы ни находился!