КАТАСТРОФА НАШЕГО МИРА

Величайшим достижением современного западного общества принято считать замену моральных норм нормами закона и права. Однако этим шагом западные демократии встали на путь, который привел их к полной духовно-культурной деградации.

Современное, принятое на Западе, понятие государства устраняет из сферы политики понятие морали и греха, дозволенного и запретного. Этим самым из сферы политики была устранена такая категория как совесть и заменена исключительно понятием права – «Разрешено все, что не запрещено законом!» 

Именно этот разрыв между политической деятельностью на уровне государств, наций и отдельных политиков и морально-нравственными ограничениями привел современное западное общество на грань духовного опустошения, деморализации и культурно-нравственной катастрофы. Причем многие из западных же философов утверждали, что автономия государства от морали – величайшая опасность, угрожающая западной цивилизации. 

Самый сокрушительный удар по морали в западных обществах нанесло учение Зигмунда Фрейда, сводящее все душевные процессы и переживания человека до уровня, стоящего ниже разума и даже ниже рационального мышления. Другим ударом явилось ошибочное убеждение, что тяга к аморальности убывает по мере демократизации общества. 

Наоборот, через устранение понятия греха в политике современное общество раскрыло ниши порока, превратив его в морально приемлемый, дозволенный бизнес. Так, кстати, возникла преступность как обыденное социальное явление. В то время как в традиционном обществе преступление – всегда мятеж, всегда покушение на святыни. 

Массовыми и узаконенными стали в западном обществе проституция, гомосексуализм, наркомания. Более того, рынок зелья искусственно создается, в производство и распространение наркотиков вовлекаются миллионы человек, а ученые и общественные деятели готовят общество к легализации этого бизнеса. 

Вопиющие случаи покушения на незыблемые ценности и святыни уже никого не возмущают. Так на состоявшемся в 1994 году в Испании Втором международном конгрессе по модифицированным состояниям сознания речь шла о легализации галлюциногенов (наркотиков, вызывающих галлюцинации). На открытии этого форума прямо утверждалось, что учение Христа сможет сохранить свою роль в следующем тысячелетии, только если включит прием галлюциногенов как центральный элемент церковной службы. 

Резкое расширение ниши аморальности и распространение ее на все население приводит к разрушению культурного ядра общества. А человек с подорванной моралью – легко поддается манипуляции. Основная задача аморализации общества не в замене одной системы ценностей на другую, а именно в разрушении этой системы, лишении человека нравственных ориентиров, той системы координат, в которой он мог бы различать добро и зло. 

Для создания такого положения запускаются два взаимосвязанных процесса, которые затем переходят в самовоспроизводящийся режим – поощряют в обществе «спрос на аморальность» и в то же время искусственно, политическими и экономическими средствами склоняют к аморальности прессу и особенно телевидение. Возникает «индустрия аморальности», создающая и одновременно удовлетворяющая «спрос». 

Фридрих Ницше писал по этому поводу: «Ничто не вызывает большего отвращения к так называемым интеллигентам, исповедующим «современные идеи», как отсутствие у них стыда, спокойная наглость взора и рук, с которой они все трогают, лижут и ощупывают; и возможно, что в народе, среди низших слоев, именно у крестьян, нынче сравнительно гораздо больше благородства, вкуса и такта, чем у читающего газеты умственного полусвета, у образованных людей». 

Аморальность поведения политиков перерастает в аморальность проводимой ими государственной и международной политики. Вспомните, хотя бы, пьяного Ельцина, голого Жириновского, «отдыхающего» Скуратова, «развлекающегося» Била Клинтона и Моше Кацава, Немцова и Хакамаду в роли сексуальных партнеров. Грязь в политику приходит именно с аморальностью и внутренней грязью «сильных мира сего». 

Оттого сегодня в самых «передовых» странах Европы и Северной Америки наблюдается беспрецедентный всплеск интереса к учениям и религиям, которые ставят политику и всю общественную деятельность в прямую зависимость от морально-этических норм и предписаний. И именно оттого в этих обществах наблюдается такой стремительный взлет Ислама, как всеобъемлющего учения, сочетающего в себе и нравственность, и политику, и богобоязненность, и справедливое социальное устройстово.